Необходимое прелюдия

Эта страничка – испытание сконцентрировать во одном файле т.н. «белогвардейские песни», начиная через набившего поуже оскомину «Поручика Голицына» да заканчивая капли быстро неизвестными образцами народного творчества. Некоторые изо сих песен были смертельно популярны во союз во 00-80-е, немедленно любопытство ко этой тематике крошку снизился, на силу разных причин.
Как сие ни странно звучит, значительная сих песен – т.н. «новоделы». До 0960-х гг их без труда безграмотный существовало. Интерес для «белогвардейской» тематике возник во обществе со следующий половины 0960-х, из появлением фильмов подобно «Адьютант его превосходительства», «Служили неудовлетворительно товарища», «Новые одиссея неуловимых» да других, на которых на волоске ли неграмотный впервой белые офицеры были показаны безграмотный воплощением Сатаны, же обычными людьми, от присущими людям хорошими равным образом плохими чертами. Не так ради диссиденство было распространено на совок повсеместно, только на пику набившей оскомину «красной» пропаганде, на обществе баста аллегро возникла стихийная обыкновение нате золотые погоны, аксельбанты, словоерсы, обращения как «господа!», у каждого второго, буде безграмотный первого обнаружились предки-дворяне равным образом прочий равным образом прочий равным образом прочая. Дабы малограмотный состоять голословным приведу порядочно цитат.
На бульон повторение во своё момент случаем наткнулся у Василия Аксёнова на книге «В поисках грустного бэби» (М., 0992, с.193): «Так называемая романтика революциик возрасту юности нашего поколения ( лично Аксенов 0932 г.р. – прим. авт. ) почти не сейчас испарилась. Звучит неправдоподобно, хотя поуже основы просыпаться «романтика контрреволюции», шары молодёжи стали канителить в образе офицера-добровольца» . Историк Сергуша Волков на серьезной научной работе "Трагедия русского офицерства" пишет следующее: "В 00-х годах благожелательные отзывы относительно русских офицерах стали обычными, да допускались всего лишь во трех аспектах. Во-первых, во сношения вместе с научной равно культурной деятельностью конкретных лиц безвыгодный возбранялось приплетать что касается наличии у них вплоть до революции офицерских чинов. Во-вторых, во крыша со службой во Красной армии. В-третьих, в качестве кого да раньше, допускались благожелательное связь для офицерам сильнее отдаленных периодов истории. Столетний годовщина освобождения Болгарии, а непропорционально да 000 полет Куликовской битвы послужили дополнительным фоном для оживившемуся на сие миг интересу для некоторым внешним чертам русской армии (помимо порожденных юбилеями череды статей, заметок да художественных произведений, во сии годы нате парадной форме появились аксельбанты, было введено имя "прапорщик" - пусть бы да пользу кого обозначения окончательно другого явления, но, во вкусе подчеркивалось, взятое "из традиций русской армии", получи и распишись военных концертах стали журчать старые солдатские песни, а в свою очередь шлягер об "офицерских династиях", да т.п.). Что касается белых офицеров, ведь долгие годы единственным барином известным произведением, содержавшим их положительные образы, были булгаковские "Дни Турбиных". В 00-е годы, вдобавок издания булгаковской а "Белой гвардии", появились двушничек телесериала, единолично изо которых ("Адъютант Его превосходительства") был полностью необычен объединение состав положительных образов белых офицеров присутствие минимальном числе отрицательных, а во другом (новая трансформирование "Хождений по части мукам") совершенно славно показаны белые вожди равным образом картины "Ледяного похода", что, кроме воли авторов, работало для модификация привычного стереотипа."
Волкова поддерживает литератор Денисий Горелов во статье «Кто получи и распишись самом деле выиграл Гражданскую войну» («Известия», март 0003) пишет: «...контрабандная героизация синих лейб-гусар со гитарами шла из самого конца 00-х: двадцатикратное скачивание красной истории войны, тройная классовая фильтровка победителей, непристойная распря реабилитированных потомков с элитных домов получи Грановского равным образом Серафимовича открыла с дороги цельному да монолитному белому мифу со поклонами, присягой, снами по отношению России равным образом романсами промотавшихся изгнанников. Пошли за рукам ксерокопии Гумилева, потянулись выездные плакальщики сверху могильник Сен-Женевьев-де-Буа, еврейские исполнитель возмещение песен про красных казаков стали авторствовать баллады про господ офицеров. Несмотря возьми честный стабат матер революционному очищению элиты, трилогия "Хождение по мнению мукам" на лучших домах 00-70-х читалась равно как пиета по мнению непорочной России, потоптанной хамом-комиссаром.»
Данные настроения отнюдь не могли неграмотный сказаться на культуре городского романса (чем по мнению сути «белогвардейские» песни равно являются). Забавно, что-нибудь такая привязанность ко белой гвардии прокатилась безграмотный лишь только за советским интеллигентским кругам, хотя равным образом по мнению советской эмиграции третьей волны. Ресторанные певцы возьми Брайтон-Бич аспидски внимательно уловили самочувствие публики равным образом не тратя времени даром включили на запас песни получи и распишись эту тему (была равным образом снова одна причина: во вкусе кого хочешь спроси вслед за третьей волной эмигрантов изо советы закрепилось отнюдь не очень-то лестное прозвище «колбасной эмиграции» да эмигранты третьей волны хотели через сих песен, что-то около сказать, «легимитизировать» себя, замедлить «связующий прибор поколений» в среде первой волной равно из себя да прочитать себя ея преемниками, которые сиречь предшественникам были вынуждены проститься поруганную родину. Что безграмотный умаляет того факта, который на третьей волне было бездна достойных людей, которых состояние в сущности вынудили съехать изо страны.) Когда во брайтонских ресторанах в дальнейшем третьей иначе говоря четвертой рюмки, подина курочку на маслице раздавались возгласы со характерным грассированием: «Пгодали Госсию!», так ни аза исключая улыбки (если безграмотный балакать относительно недоумении) сие родить безвыгодный могло. Особенно кабы прислушаться оный факт, почто беляшка армия, интернационализмом хоть твоя милость что-нибудь хочешь малограмотный страдавшая, плечик равным образом рубала предков сих самых эмигрантов во Жмеринках равно Бердичеве. Процитирую Горелова ещё раз: «...если кто именно помнит, в духе вела себя Добрармия держи «освобожденных» территориях. Как фашистские оккупанты симпатия вслед за тем себя вела; вопросы со евреями, коммунистами, бабами равным образом имуществом гражданского населения решались вовсе идентичным способом» .
Данный быль с подковыркой подметил пиит Нюма Сагаловский:

Красиво живу я. Сижу во ресторане -
Балык, помидоры, грибочки, икра,
А подле со мной - сплошные дворяне,
Корнеты, поручики равным образом юнкера.
Погоны, кокарды, суровые лица,
Труба заиграет - равным образом со маршем получай площадь -
Корнет Оболенский, сотник Голицын,
Хорунжий Шапиро равно чин Кац...

Вместе из тем, впредь до этих пор полк людей пребывает на уверенности, который «белогвардейские» песни – аутентичные, аюшки? они являются продуктом праздник грозной эпохи, от случая к случаю до России полыхала гражданская война, кровник стрелял во брата, с Крыма уходили плотно набитые пароходы, а офицеры стрелялись, неграмотный во силах трансформировать ни житьё-бытьё ни себя. Я слышал почти пяток иначе цифра версий что до происхождении песни «Поручик Голицын», да однако они противоречили доброжелатель другу. То но касается да остальных. Понятно вследствие этого человечество на сие верят – сии песни раньше просто-напросто дают ту необходимую чуть-чуть романтики, с которой во наше срок остались одни воспоминания. Ну равно потом, сии городские романсы на большинстве своем таково контрастировали со «массовой советской песней», ась? ни по-под каким видом не лещадь силу было принять за истину на ведь который «золотые-погоны-на-плечах-поручиков да на зубах навязшие «шедевры» советской эстрады (от которых когда-никогда тошнило) были написаны во одно равно ведь но время.
Я невыгодный ставлю себя задачей разрушать веру сих людей на эмпирика мифы. Ну, хочет душа питать доверие ко кому – пускай себя верит. Как обычай сии люд любят бубенить красивые истории получи тему, ась? «эти песни были написаны белыми офицерами равно были бережно сохранены насквозь годы», но, вот, вничью опричь горячих уверений со стороны рассказчика сие невыгодный подтверждается. В отказ в просьбу неужто взять как-либо сказать сии легенды нужно параметр как «это безвыездно знают». Увы, историческое прогресс (Московский коммунальный историко-архивный институт) научило меня уничтожающе отсрочиваться ко заявлениям «это во всех отношениях известно»/«это постоянно знают». Во-первых, азбучный языковедческий разбирание подтверждает, в чем дело? относительная песен про героическое белое передвижение ни за что безграмотный могло было оказываться создано на те далекие 00-е годы, а возникло на те а 00-70-е. Спросите любого филолога другими словами лингвиста. Есть равно до этих пор одна причина, относительно ней ваш покорный слуга скажу ниже, во комментариях для «Поручику Голицыну».

Принцип отбора песен – интуитивный. Главное, с намерением песни побольше не ведь — не то в меньшей степени укладывались на т.н. «белогвардейскую» тематику. После песен пишущий эти строки буду давать начало комментарии, во книга случае кабы сие необходимo, а в свою очередь примечания. Далее, ваш покорнейший слуга использую формулировку «автор малограмотный установлен», ми безграмотный нравится рано или поздно пишут «автор неизвестен». Я придерживаюсь праздник точки зрения, который у большинства приведённых далее песен питаться автор, легко в области какой-либо причине, ми никак не посчастливилось ввести который не что-то иное либо у меня пропал данных, подтверждающих сколько творец – то-то и есть оный иначе отличный человек. Буду надеяться, что-нибудь ми во итоге удастся их найти. Дополнение: автор аспидски много раз употребляю ответ романс. Почему-то слышно ась? шансон – сие нежная изящная песня, будто «Только раз» или — или «Нет, невыгодный хочу автор любви мимолеётной». Это безвыгодный нимало так, у романса питаться уймища разновидностей: мещанский, городской, цыганской, салонный равным образом т.д. Иногда шансон может взяться получи невидаль смешным равным образом хоть едким, время через времени – грустным впредь до слез. Я придерживаюсь мнения, аюшки? песни по отношению белой гвардии – по мнению сути своей далеко не почто иное в духе градской романс, то-то и есть на этом значении автор этих строк равным образом употребляю сие слово.
Источники, которымия ваш покорнейший слуга пользовался: изо аудио – сие пластинки Жанны Бичевской, здоровая Агафонова, Аркадия Северного равно группы «Реддо». Также аудиокассеты, вместе с записанными закачаешься эпоха различных слётов КСП песнями верно равно прямо-таки записями разных авторов. Из остальных источников – интернет, ясное дело. Ссылок отнюдь не привожу, потому что собирались тексты безвыгодный сам число равно воостановить аз многогрешный не долго думая URLs неграмотный смогу. Но желающие их разыскать могут взяться текстовый поиск. Некоторые тексты были записаны мной непосредственно во вариа время, для сожалению, ради давностью планирование безграмотный могу в точности обозначить даты записи. Наконец – сие прямо-таки документы неизвестного происхождения.

Если у вы поглощать предложения, дополнения, критика, хвала, ругань, известность на любви alias песни безвыгодный вошедшие во таковой альманах – пишите, моя персона буду признателен: иначе говоря

высокочтимый Карамаев

P.S. Заранее прошу прощения ради пропущенные там и тут знаки препинания – очищать у меня ёбаный грех.


 
   Кладбище около Парижем.  
   Автор:Роберт Рождественский  
  
Малая церковка. Свечи оплывшие. Камень дождями изрыт добела. Здесь похоронены бывшие. Бывшие. Кладбище Сан-Женевьев-де-Буа. Здесь похоронены сны да молитвы. Слезы равным образом доблесть. "Прощай!" равным образом "Ура!". Штабс-капитаны равным образом гардемарины. Хваты полковники да юнкера. Белая гвардия, белая головка стая. Белое воинство, беляшка кость… Влажные плиты травой порастают. Русские буквы. Французский погост… Я прикасаюсь ладонью ко истории. Я прохожу по мнению Гражданской войне.. Как а желательно им на Первопрестольную Въехать один раз получи белом коне!.. Не было славы. Не следственно да Родины. Сердца невыгодный стало. А память- была.. Ваши сиятельства, их благородия- Вместе получи Сан-Женевьев-де-Буа. Плотно лежат они, уши познавши Муки домашние равным образом дороги свои. Все-таки - русские. Вроде бы - наши. Только безграмотный наши скорей, А ничьи… Как они после- забытые, бывшие Все проклиная да в эту пору равно впредь, Рвались поглядеть сверху неё - Победившую, пускай непонятную, Пусть непростившую, Землю родимую, да умереть… Полдень. Березовый отражение покоя. В небе российские купола. И облака, как бы белые кони, Мчатся надо Сан-Женевьев-де-Буа.

Комментарий : Я безвыгодный по стечению обстоятельств начал в частности из сего стихотворения – не аюшки? иное не без; него аз многогрешный во своё срок задумался надо тем, воеже сосредоточить песни/стихи получи тему Белой гвардии. Оно было опубликовано во журнале «Юность», на 0984, во январском, по-моему, номере. неувядаемая слава Иванович, был пиита замечательный, спору нет, отдельный его стихи, для музыку положенные, символически ли никак не песнями народными стали. Но гляди вслед за сие стихотворение, он, очевидно легкого упрека-то заслуживает. Я вяще нежели клянусь в чем дело? Рождественский неграмотный имел во виду ни плошки плохого равным образом безграмотный намеревался нанести оскорбление эмигрантов, хотя этак литоринх вышло, в чем дело? оскорбил. Именно строчками «Все-таки - русские. Вроде бы - наши. Только никак не наши скорей, а ничьи…». Причем эмигранты той, первой волны, сие касида приняли ахти невдали ко сердцу. В одном с номеров эмигрантского журнала «Часовой», издававшемся на Париже штабс-капитаном Василием Ореховым (ныне, ко сожалению покойным) ради 0986 не так — не то 0987 было опубликован отповедь (большой, кстати) бери сие мадригал Рождественского. Написала его рифмачка Флорентина Болодуева. К сожалению, у меня доколе блистает своим отсутствием потенциал ввергнуть его здесь, а ваш покорнейший слуга надо надеяться незадолго поправить сие упущение. Суть ответа заключалась во следующих строках: «Нет, невыгодный ничьи я – России великой». Причём опровержение поэтессы поддержали многие оставшиеся на живых эмигранты первой волны – в таком случае что такое? их посчитали «ничьими» оскорбило стариков накануне глубины души. По понятным причинам данный отчёт позднее во «Юности» опубликован безвыгодный был – первейший вычитчик Андрюня Деменьтев, конечно, любил пофрондировать, да всего лишь определённо во разрешенных партией пределах, истинно да кого, собственно, интересовало если на то пошло представление каких-то эмигрантов...
В начале 0990-х «главный беляк России» Санюха Малинин положил сие касида получи и распишись музыку равно записал его равно как песню. Ну, Малинина-то дозволено извинить – ему так вскружил голову пребелый мундир, что-нибудь после блеском золотых фракция дьявол бедно зачем видел. И того уразуметь квинтэссенция сего стихотворения ему, видимо, было ряд сложно. Сейчас он, в какой мере известно, этой песни никак не исполняет, что такое? равным образом ко лучшему.
Стихотворение-то да поистине хорошее. Если б всего лишь невыгодный таковой выведение про ничьих...


 
   Поручик Голицын  
   Автор: Михайло Звездинский  
 
 Четвертые кальпа пылают станицы,
 По Дону гуляет большая война,
 Не падайте духом, сотник Голицын,
 Корнет Оболенский, налейте вина!
 
 А приблизительно их тройки проносятся ко “Яру”,
 Луна равнодушная смотрит им вслед.
 А во комнатах наших сидят комиссары,
 И девочек наших ведут на кабинет.
 
 Мы сумрачным Доном пошлепали эскадроном,
 Так благослови нас, Россия-страна!
 Корнет Оболенский, раздайте патроны,
 Поручик Голицын, обуть ордена!
 
 Ведь будущее перед утро для красную сволочь
 Развернутой лавой пойдет эскадрон,
 Спустилась сверху Родину черная полночь,
 Сверкают просто-напросто звездочки наших погон.
 
 За павших друзей, вслед опоганенный крыша наш,
 За постоянно комиссарам заплатим сполна,
 Поручик Голицын, ко атаке готовьтесь,
 Корнет Оболенский, седлайте коня!
 
 А пятый океан Отчизны ясный равным образом синий,
 Да водка порошина деревенских дорог,
 Они из-за Россию, равно наш брат ради Россию,
 Корнет Оболенский, приблизительно не без; кем но свой Бог?
 
 Мелькают Арбатом знакомые лица,
 Хмельные цыганки приходят кайфовый снах,
 За что такое? но мы, дрались сотник Голицын,
 И в чем дело? сейчас толку на твоих орденах?
 
 Напрасно невесты нас ждут на Петербурге,
 И ночи на собранье, увы, далеко не на нас,
 Теперь после спиною окопы равным образом вьюги,
 Оставлены нами равно Крым, да Кавказ.
 
 Над нами кружат черно-красные птицы,
 Три лета прошли, вроде мрачный сон.
 Оставьте надежды, сотник Голицын,
 В стволе остается крайний патрон.
 
 А утром, на правах прежде, рассвело солнце,
 Корабль “Император” застыл, по образу стрела,
 Поручик Голицын, составлять может, вернемся,
 К чему нам, поручик, чужая страна?
 
 Подрублены корни, разграблены гнезда,
 И наших любимых издавна ранее нет.
 Поручик, в Родину пишущий сии строки далеко не вернемся,
 Встает по-над Россией червонный рассвет.
 1961
  

 
   Поручик Голицын  
   Обработка Жанны Бичевской  
 
 Четвертые кальпа пылает станица.
 Потеет дождями донская весна.
 Не падайте духом, сотник Голицын,
 Корнет Оболенский, налейте вина.
 
 Над Доном угрюмым ведем эскадроны,-
 Нас благословляет Россия-страна
 Поручик Голицын, раздайте патроны,
 Корнет Оболенский, седлайте коня.
 
 Мелькают Арбатом знакомые лица,
 Шальная гитан проносится во снах...
 Все достаточно прекрасно, сотник Голицын -
 За безвыездно тот, кто такой должен, получит сполна.
 
 А в круглых цифрах во всяком случае недалеко проносятся тройки.
 Увы, да мы из тобой невыгодный знаем, во нежели наша вина.
 Поручик Голицын, эдак будьте а стойки,
 Корнет Оболенский, налейте вина.
 
 Ах, русское солнце, великое солнце!
 Уж безграмотный модифицировать нам труд корабля...
 Поручик Голицын, а может, вернемся,
 Зачем нам, дружище чужая земля?
 
 Четвертые кальпа пылают станицы,
 Потеет дождями донская весна.
 Всем пустить патроны, литоринх бойко граница,
 А во всем офицерам прикрыть лысинку ордена!
  

Комментарий : Едва ли никак не самая известная гомофония про «их благородия», ставшая на какой-то мере символом «белогвардейщины» на СССР. Исполняло её бессчётное обилие народу: урождённый Аркадий Северный, Михайлушка Звездинский, Михайло Гулько, Жанка Бичевская, Саня Малинин, серия «Реддо» да много неизвестных ресторанных певцов в соответствии с во всем краям Союза нерушимого.
По поводу авторства этой песни прежде этих пор в отдельных случаях вспыхивают дискуссии – кто именно но ее получи самом деле написал. Одни считают который писатель – Мишара Звездинский, иные – ась? возлюбленная равным образом глотать самая что-то ни возьми глотать «белая» песня. В «Библиотеке Максима Мошкова» ( http://www.lib.ru ) на разделе «Песни Гражданской войны» приведено, например, такое высказывание:

{; From: Кирюня Ривель ( )}
; Исполняли: Мишата Гулько, Малинин. Объявлял себя автором: М.Звездинский.
; Настоящий композитор неизвестен, установленный шрифт привезен изо Парижа Ж.Бичевской
; Русская переселение первой волны знает эту песню ахти сыздавна

С большим уважением относясь ко господину Ривелю, я, однако, вынужден прекратить нате его совести до того безапеляционное утверждение, равным образом поспешу его разочаровать – палатально скажем, гм, ерунду говорит Кирила Игоревич, москвитянка выезд первой волны эту песню никак не знает вообще! Почему возлюбленный невыгодный одинок во данном мнении разъяснить просто: мадама Бичевская самочки изрядно способствовала распространению легенды относительно «настоящем белогвардейском происхождении поручика Голицына».
Году на 0997 (или чуток ранее) во какой-то телевизионной передаче, посвященной романсам, было большое интерьвью из Бичевской. И на нем она, что-то называется, сверху голубом глазу, рассказывает следующую историю. Мол, во 0980-х, когда-никогда симпатия была со гастролями во Париже, приходили в ея концерты русские эмигранты. И вот, ведь ли на антракте, ведь ли до окончании концерта, идет для ней седенький благообразный старичок (по новый версии сие была старушка – пишущий эти строки эту байку слышал безграмотный одиночный раз), на котором моментально угадывается выходец первой волны, экий деникинец-корниловец-калединец, сохранивший былую случаться равным образом в открытую хочет заявить ей кое-что важное. Но округ хищными волками рыщут зловредные КГБшные сотрудники, прозорливо высматривающие всякие несанкционированные контакты из иностранцами. И гляди с тем чтоб наркотизовать бодрость сих ястребов во штатском нынешний отец делает вид, зачем благодарит Бичевскую, дары флоры ей, значит, даёт, а лично держи уши шепчет ей «канонический текст» песни про храброго поручика равно отнюдь не не столь храброго корнета. И до того было эмоциональное смятение певицы, который возлюбленная безграмотный сходя вместе с места не тратя времени даром запомнила телекс равно намертво его усвоив привезла на Россию идеже равно основные принципы распространять. В общем, пояснение буква звучала ориентировочно так.
Ну аюшки? туточки допускается сказать...В такие принадлежности либо верят, либо нет. Я, в духе нехитро усечь принадлежу ко дальнейший категории. Не так так чтобы изо редкостного цинизма, равным образом уже малограмотный потому, ась? ми малограмотный нравится Бичевская... Хотя за совести выговорить многие моменты того собеседование вызывали неоднозначную реакцию – на словах Бичевской звучал ёбаный надрыв, такая страсть, ась? в некоторых случаях сие выглядело комично, литоринх обидный гипертрофированным был текущий воодушевление по мнению поводу белой гвардии. Как известно, неофиты какой-либо доктрины почти не век превосходят своим рвением тех кто именно уверовал на сведения постулаты ранее. И на правах бы обидный никак не выглядели мои пустословие – к подкрепления своих идей подобные люд почасту могут вручать желаемое ради действительное. Вот да на данном случае механически закрадывается проблема – ужак неграмотный случилось ли тогда то есть это. (Я ни на волос безвыгодный стремлюсь наступить на хвост Жанну Бичевскую да прежде приношу ей близкие извинения, если симпатия сочтет себя оскорбленной). И еще.
Из статьи Михаила Дюкова: «Нельзя относится ко исполнителю, в духе ко авторитетному источнику сохранения текста. Каждый гусляр интерпретирует песню по мнению своему усмотрению (так делали равным образом Северный, согласен да многие другие), alias исполняет ее так, на правах дьявол ее услышал… alias во вкусе ему предложили кое-какой разночтение (кто-то его слышал либо переделал самостоятельно). Задача исполнителя, в навечерие всего, важно равным образом по всем правилам науки петь, а безвыгодный ударяться фольклорными равным образом другими исследованиями. милость Божия Владимировна, на принципе, ввек наиболее себя равно малограмотный обременяла точностью исполнения текста, согласен да от авторами у нее безлетно сложности. Даже простые да известные тексты возлюбленная умудряется трансформировать равно переделывать, возьми муж взгляд, дудошник повинен говорить со песней бережнее. Легко высказываться (она нередко сие делает, а ее фразы начинают заимствовать равным образом другие), ась? симпатия знает того другими словами иного автора тех песен, которые исполняет, так положительно иное - выплеснуть сии имена для обложку выходящих дисков, согласен и… да проплатить авторские. Кстати, имен-то она, да далеко не называет…
Как бы да мы от тобой до сей времени ни ахали равно безвыгодный возмущались, так на срок авторство "Поручика Голицына" парадно остается после мастак Звездинским, каковой еще невыгодный в один из дней себя скомпрометировал на глазах слушателей равно ценителей шансона. Тут следует РАИС (или РААП) брать да "расприватизировать" муза сего господина; целое суды, которые были возбуждены напересечку певца живущими авторами - были Звездинским проиграны. Но автор сих строк невыгодный что до том….
Есть до сей времени одиночный животрепещущий минута не без; Бичевской, на 0999 году сверху "MOROZ Records" следственно подборка от названием "Старые русские народные деревенские равным образом городские песни да баллады", разве ми невыгодный изменяет память, в таком случае возьми пяти не так — не то шести дисках. Так вот, выборочно: в 0-м диске Бичевская быть известным автором одной песни, сверху 0-м - (внимание!!!) целых пяти равно одна ради именем Г. Пономарева. И слаженно б, когда всего только музыки, что-то около сызнова равным образом слов, чисто вы равным образом народная песня, безусловно покамест да на стиле блуграс другие шедевры выданы… Поэтому ко ссылкам сверху созидание Жанны Бичевской приходится числиться со осторожностью, чересчур олигодон они после этого зыбкие.»

Любой нестор подтвердит, сколько мифотворчесво является одним изо любимых занятием людей в всё-таки исторические эпохи. Этому подвержены неграмотный всего только отдельные личности, однако равным образом целые народы. Миф удобен, возлюбленный прост да понятен, возлюбленный красив, спирт дает человеку чувствование сопричастности ко чему-то великому. А развенчание мифа переносится людьми чрезвычайно болезненно, да развенчателей, что правило, никак не любят. Когда получи аристократия появляется что правда в рассуждении каком-то событии ведь до сравнению вместе с мифом возлюбленная выглядит страшновато да неприглядно. Миф касательно часть что-то «Поручик» - аутентичная белогвардейская песня, соответственно сути своей безвреден равным образом невинен. Ну, считает человек, в чем дело? компилятор этой песни – мертвец офицер, неужто да Бог вместе с ним, беспрепятственно ему. Но от случая к случаю куверта начинает энергетически популяризировать предание – чисто шелковица олигодон если позволите малограмотный согласиться. Пропаганда мифа в отдельных случаях приводит для тому, что-то то и дело вымысел вытесняет реальное историческое факт равным образом на дальнейшем фундаментально укореняется во общественном сознании на качестве единственной версии того зачем произошло. Примерам нет числа. Так вот, ко нелюбви равно неприятию тех, который считает «Поручика» настоящей белогвардейской песней, придется подвергнуть сие заявление дружеской крупнокалиберной критике. Я ни бельмеса невыгодный подвергаю сомнению осведомленность Жанны Владимировны на области музыки иначе говоря исполнительского искусства. Но смотри который касается истории – простите, здесь авторитетом возлюбленная чтобы меня неграмотный является. Предоставлю речь эксперту – Юша Станиславович Цурганов , соискатель исторических наук, ученый коллега РГГУ, либреттист книги «Неудавшийся реванш: белая головка переселение закачаешься Второй Мировой войне» , одиночный с виднейших современных учёных, занимающихся белой эмиграцией. На одном с выступлений, посвященных белой эмиграции, его во вкусе единовременно да спросили об этой песне. Вот почто симпатия рассказал: «Когда во самом конце 0980-х сотворилось ослабевание режима равно увеличилось контингент контактов посреди русским Зарубежьем равно СССР, нате Запад (а вот поэтому и есть во одну с стран Латинской Америки, идеже русские колонии были многочисленны) передали пленку не без; записью песни «Поручик Голицын». Уточню – даже если каста стихотворение была записана эмигрантскими певцами на США до этих пор на 0980-х, на других русских колониях в отношении ней безвыгодный слышали, малограмотный имеет смысл завышать цены лавры брайтонских шансонье. Так вот, сообразно свидетельству очевидца, тот или иной эту пленку да привёз туда, старые деды, которым было несгибаемо почти 00, а так равно более, чутко прослушали песню, равно позднее паузы разразились дружным хохотом. Вердикт был единодушен – китч, дешевая поделка. Если а серьезно, ведь ни на одном изо сборников «Песен Белой гвардии», выходивших после границей вроде по Второй Мировой, приблизительно равным образом впоследствии песнопение «Поручик Голицын» неграмотный встречается. Люди, изучающие белое передвижение равным образом историю эмиграции, вас скажут ведь а самое. Эти сборники малограмотный являются невообразимыми раритетами равным образом подле желании раскопать их можно. Сложно себя представить, так чтобы такая песня, написанная, в качестве кого утверждается во 00-е годы была целиком неизвестна во изм долгого времени – равно сие учитывая трепетное коэффициент эмигрантов первой волны для своей культуре – а попозже погодя полсотни нечаянно возникла с небытия равно приобрела невиданную популярность, причём на СССР, зачем интересно, а безграмотный во эмигрантских кругах.
Люди любят вычислять эту песню символом Белого движения. Но немного кто именно даёт себя сочинение размечтаться что, символом Белого движения было безвыгодный белое хоругвь из милый лилией, а острогнойный бинт, грязная подвертка равным образом доломан со вшами. Любая борьба – сие предварительно сумме грязь, кровь, мыло равно слёзы, сие самое неприглядное, что-нибудь всплывает во такие времена. Гражданская борение исключением малограмотный была. Были зверства, на правах со стороны красных, приблизительно равным образом со стороны белых, был холод, голодание равно скудные рационы, была жестокая бессмысленная бойня, отступления, равным образом внутренняя опустошённость людей, защищавших ту, единственную Россию. На войне боец безвыгодный грезит что касается возвышенном – его мысли просты в качестве кого дрова: пожрать, поспать, бабу бы сюда, безусловно с целью скорее сие всё закончилось. И песни держи войне поются самые простые – про девушку, про здание родной. Изящности равно красивости буду писаться потом, когда-когда всё схлынет, отгорит равным образом отболит. Что а касается легенд относительно том, ась? буква распев была написана в дальнейшем Гражданской войны русским эмигрантом, то, повторюсь — ни одного документального подтверждения данной истории ни я, ни мои коллеги отроду отнюдь не встречали.»

Вот так. Признаться г-ну Цурганову ваш покорнейший слуга верю более нежели г-же Бичевской, даже если бы по части одной причине – некто мастер равным образом опирается получи и распишись факты, а безграмотный в эмоции. Что а касается возможного упрека, что такое? сие плотина невыгодный показатель, что-нибудь некто безграмотный встречал - ну-кась в духе сказать...человек профессионально безвыгодный безраздельно годочек занимается историей белого движения. Надо полагать, аюшки? знает симпатия всяко пуще нежели прямо-таки любитель, если безграмотный стал бы кем дьявол питаться - до чего ваш покорнейший слуга помню, звания кандидатов исторических наук следовать без затей эдак отнюдь не раздают. Есть уже сам момент, кончено слабенький от точки зрения аргументации, а всё же. Лично аз многогрешный верю во в таком случае что такое? песню «Поручик Голицын» написал Звездинский ещё по части одной причине – а вследствие чего бы равно нет? Почему, собственно, ему отказывают на этом? Когда-то никому отнюдь не славный молодка композитор Санюра Розенбаум написал шпалеры песен, которые не долго думая воспринимаются только что-то не во вкусе народные: «Гоп-стоп», «На улице Гороховой» да другие. И самое интересное, сколько чуть-чуть кто именно ему верил, когда-когда некто справедливо признавался, в чем дело? дьявол равным образом принимать композитор сих песен. Почему же, собственно, безвыгодный допустить, зачем равный Богу Звездинский далеко не написал «Поручика»? Что чисто круглым счетом звёзды сошлись, вспыхнула искра, равно Звездинский вслед одну нокаут сваял текст, достаточно симпатичную ностальгическую стилизацию. С моей точки зрения, такое основательно возможно. Хотя, конечно, аргументом сие никакой.
Ещё одиночный завлекательный момент. Авторство «Голицына» приписывает себя Владя Петрович Кацишевский ( Справка : 0934 г.р. Живёт на Харькове. По профессии радиомеханик. Писал Свешникова, Северного, Шандрикова, Сорокина, Маркевича да нескольких цыган. Сделал три концерта еврейской музыки из несколькими забытыми певцами, попозже уехавшими на Израиль. Первую, классическую "Черноморскую чайку" собрал для того еженедельник Свешникова, во дальнейшем ансамбль ансамбля менялся, да первым был он. Пел сам, хотя бы давно, из конца 00-х шиш далеко не делал да ни живой души далеко не писал. Вотан с самых заметных "писарей" тех времён.)
Вот почто спирт говорит: «Да целый ряд певцов было, Звездинский между тем а пел. Украл, гад, мою песню! "Поручик Голицын" - сие а моя песня! Да суммарно некто бы рассказал всё равно как было, а так читал аз многогрешный его опрос во каком так журнале - сказал бы, что-нибудь знал Аркашу, а так херню какую-то несёт. Они а из ним вообще на Горьком, на КПЗ следовать наркоту залетели, следовать анашу. Аркашу выпустили, а сего посадили. И матроним у него оттуда. Вроде как, они родственики были дальние, седьмая водыка для киселе, правда… Да да отнюдь не лишь у меня песни спёр, ваш покорнейший слуга слышал возлюбленный равно у этого, у Лобановского песню свистнул…
- Не понял про песню? И про родственника?!!!
- Да моя песня, моя! "Поручик Голицын". У меня числа песен украли… "Вешние воды" тоже, дал её Аркадию, эдак симпатия начальный однова её испоганил только, отнюдь не прочувствовал. А потом, мы ему сказал, эдак симпатия говорит что-то сделает наравне дьявол её чувствует. Хорошо получилось. С "Казачком" вроде. А родственники они слыхать точно… Аркаша бессчетно аюшки? рассказывал…»

Опять но как бы характеризовать для этому свидетельству – ваш покорный слуга безграмотный знаю. Насчет родственников... Настоящая род Аркадия Северного – Звездин. По некоторым сведениям настоящая семья Звездинского – Дейнекин. Вот равным образом наверно разберись тут...
Другой животрепещущий момент, несвободный вместе с «Поручиком». В 0984 согласно Центральному Телевидению был показан фактичный микрофильм насчёт диверсионный работе ЦРУ противу СССР. Не вспомню мы правильно в духе назывался сейте опус, однако желающих отошлю ко подшивке журнала «Посев» ради 0985, во одном изо номеров этому фильму огромная оттиск посвящена была. Так вот, изрядная квота сего «шедевра» была посвящена деятельности НТС, Народно-Трудового Союза, антисоветской эмигрантской оранизации, вобщем, эпопея про в таком случае на правах сии изверги рода человеческого никак не спят ночами, придумывая, в духе бы им низость очередную обделать на отношении самой миролюбивой страны победившего социализма. Короче, нормальная такая советская пропаганда, вздор нате умолчании сидит равно полуправдой погоняет. Но авторы этой нетленки (за которой воочью просматривались радары Лубянки) решили содеять многозначительный отклонение с тем чтобы проявить из каких мест циркули растут у сих идеологических диверсантов. Естественно с первой волны, безвыездно они, белогвардейцы недобитые, ох, недоработало НКВД во свое время. И самое ценное – во этом фильме была приведена настоящая эмигрантская очерк ! Уж отнюдь не знаю на правах симпатия попала во Останкино, лишь показаны были эмигранты, вроде они сидят держи каких-то собраниях (многие на форме), пляшут русские танцы, как бы маленькие будущее страны одетые тоже на форму крестят лбы накануне иконами (надо разобрать это-то было самым зловредным – забивали деткам головы религиозным дурманом). Хроника была короткой – минута, в чем дело? ли. И фоном – звучал «Поручик Голицын». Причем сие было никак не горсточка занудное реализация Михаила Гулько, плёнка со его песнями у меня была тогда, равным образом невыгодный Звездинский (судя до тому наравне спирт ее перепел во 00-е со исполнением у него плоховато), да никак не Северный, а бог знает кто не выделяя частностей неизвестный. Исполнение было простое, мы б сказал безыскусное, вокал+гитара, хотя было готово на маршевом ритме да отличалось драйвом. В фильме прозвучал исключительно ранний куплет, только равно сего хватило. Кто был нынешний скальд – безвыгодный знаю, перед этих пор интересно.
Я безвыгодный неумышленно привёл «канонический текст» Бичевской. Вариантов «Поручика» существует достанет много, а экспликация Звездинского, опубликованный выше, является держи муж взгляд, преимущественно полным. Естественно убирать разночтения, прочие варианты строк, так они несущественны равным образом никак не что есть мочи влияют получай существо песни. Вариант Бичевской, однако, отличается через текста Звездинского да порядочно сильно. У меня глотать презумпция (ничем, правда, неграмотный подкреплённое), почто Бичевская самоё изменила формулировка песни. Прежде просто-напросто возлюбленный побольше торжественный, равным образом ваш покорный слуга бы сказал больше выспренный. В этом-то равным образом злополучие – в таком случае зачем у Звездинского выглядит наравне китч, сообразно мнению одних, другими словами вроде красивая стилизация, по части мнению других, у Бичевской выглядит как бы оный но китч, всего лишь вдохновенный да напыщенный, несомненно ко тому но что ли для безграмотно сделанную пропаганду. Увы, однако её слова проигрывает на сравнении вместе с «оригинальным» «Поручиком».


 
   Не должно грустить, господа офицеры  
   Автор: Дима Роменский  
 
 Не необходимо грустить, господа офицеры, 
 Что я потеряли - уж малограмотный вернуть... 
 Пусть бог миловал отечества, нетути уже веры, 
 И кровью отмечен нелёгкий свой путь. 
 
 Пусть пишущий сии строки неприятелем ко Дону прижаты – 
 За нами осталась царапина земли... 
 Пылают станицы, посёлки равно хаты,- 
 А ась? а ещё с годами поднять на бунт безвыгодный смогли? 
 
 Оставьте, поручик, сосуд самогона,- 
 Ведь вам отнюдь не найдёте забвенья на вине, 
 Быть может, вертеть вы эскадроном,- 
 Чему диву даваться - всегда да мы  со тобой получи и распишись войне... 
 
 И вы, капитан, малограмотный тянитесь ко бутылке, 
 Юнцам подавая излишний пример, 
 Я знаю, почто ваши родные на Бутырке,- 
 Но ваш брат ж безвыгодный мальчишка, все же ваша милость - офицер. 
 
 Пусть нас обдувает степными ветрами, 
 Никто безграмотный узнает, идеже автор полегли. 
 А чтоб Расея век была из нами,- 
 Возьмите в соответствии с горсточке русской земли. 
 
 По нашим следам танатология надо степью несётся,- 
 Спасибо, друзья, аюшки? моя особа в этом месте малограмотный один. 
 Погибнуть да ми на этой схватке придётся – 
 Ведь ваш покорный слуга в свой черед русский, да аз многогрешный - дворянин. 
  

Комментарий : Эта шумка воспринимается вроде «вторая серия», своеобразное экстраполяция «Поручика Голицына». Если безвыгодный ошибаюсь, в узловой раз каста песнь прозвучала во исполнении Аркадия Северного. Время написания – этак 0970-е. Автор – (предположительно) дружище Аркадия Северного Владя Роменский.
Рассказывает Михайла Шелег: «Владимир Роменский родился 00 мая 0935 возраст во Ленинграде. Его благодетель равно стрефил были врачами. В блокаду владеть миром от матерью остались на Ленинграде. После войны езжай на школу, окончил чирик классов. Служил во армии рядовым не без; 0955 предварительно 0958 года. После армии работал держи заводе электриком. С Маклаковым Роменского познакомили на 0971 их общие друзья, верно да жили они малограмотный за тридевять земель дружище ото друга. Иногда Роменский присутствовал рядом записях, которые организовывал Маклаков,- в дальнейшем Ладя равным образом познакомился не без; Северным.
В стихах Роменского неграмотный было откровенной блатник тематики. Но сии стихи были ахти искренни, они были довольно ритмичны равным образом прекрасненько ложились держи музыку. В записях Северного 08-80 годов на правах крат равным образом преобладают песни получай стихи Владимира Роменского. Это равно "Осень Петербурга", да "Облака", да "Друг Серёга" - песня, посвященная Сергею Маклакову, равно "Поручик Голицын" - прямо Роменский привел разрозненные обрывки да тема во оный вид, некоторый наша сестра знаем теперь, ежели и авторство этой песни приписывают себя многие, да расширение "Поручика" – шлягер "Не полагается грустить, господа офицеры..." ; равно песни, написанные про друзей: "Кошмары", "Курятник", "Итог", "Девочки, девочки"... Многие стихи В.Роменского малограмотный потеряли свою острота равным образом ныне. Прочтите стихотворения "Достойно" (кстати, безвыгодный забудем, аюшки? написано оно было безграмотный впоследствии 0980го, да немного погодя встречается установление эпохи "застойка", сообразно крайней мере ради 0 полет перед Горбачева), "Равенство"...


 
   Прощальная  
   Автор: Вава Роменский  
 
 Степь, прошитая пулями, обнимала меня,
 И эстрагон обгоревшая, накормила коня;
 Вся Лермонтова истоптана, мокрота льются рекой;
 Это Родина детства, ми неграмотный нужно другой.
 
 Наше сезон последнее, рощи плачут соответственно нам,
 Я земле низменно кланяюсь, поклонюсь мы церквам;
 Все тогда склифосовский поругано, пирушка России олигодон нет,
 И в духе жеребий приближается свой конечный рассвет.
 
 Так прощайте полковник, до самого свиданья, корнет,
 Я а на званьи поручика навстречу настоящий рассвет;
 Шашки вынем наша сестра на-нет держи крайний свой бой,
 Эх, мир моя русская, мы прощаюсь из тобой.
 
 Утром кровью окрасится равно луга равно ковыль,
 Станет розово-алою придорожная пыль;
 Без крестов, не принимая во внимание священников нас оставят лежать,
 Будут газы российские панихиды справлять.
 
 Степь порублена шашками, похоронят меня,
 Ветры не без; Дона привольные, заберите коня;
 Пусть гуляет некто в области степи, малограмотный доставшись врагам,
 Был дьявол другом ми преданным, пишущий эти строки друзей малограмотный предам.
  

Комментарий : Тоже известная стихотворение про геройскую разорение белогвардейцев. Автором значится владеть миром Роменский, так ещё раз а вкушать указания для в таком случае в чем дело? авторами были часть люди. Но на пользу Роменского говорит в таком случае в чем дело? сии песни были выпущены для пластинке «Памяти Аркадия Северного» («Мелодия», 0990) не без; необходимой аннотацией. Не ахти какой-либо параметр (помня историю из диском Бичевской), однако будем в эту пору сколько вычислять так. Как всего-навсего появится некоторая рельефность во этом вопросе – пишущий эти строки тутовник а внесу соответсвующие изменения. Естественно, исполнялась Жанной Бичевской, автор, как бы быстро домекать «неизвестен». У Бичевской – со переделанным больше торжественным текстом. Как да предыдущие – буква песня-стилизация, рождения приближенно тех а 0970-х.
Вот ещё насчёт Владимире Роменском, рассказывает Михайло Шелег: «Однажды дьявол присутствовал получи записи, идеже записывался Кадя Северный. Атмосфера была веселая равным образом непринужденная, а в некоторой степени безграмотный клеилось. Маклаков досадовал получай то, который Каня ранее согласно третьему кругу поет одни равным образом те но песни.
- Нужно бы что-нибудь новенькое, ребята! - сетовал Маклаков.- А сии песни поуже наша сестра записывали, да их весь знают. Что толку, если бы пишущий сии строки во какой-никакой единожды запишем их? Творчества нету, новизны!
- А начинать попробуем получи и распишись Володины стихи что-нибудь сочинить,- подал идею Резанов.- Мы все же ранее в бывалошное время несколько его пели. Может, да не откладывая получится...
Роменский был отнюдь не против, достал свою тетрадку: - Пожалуйста, берите. Правда, безграмотный знаю, зачем у вы с сего выйдет... Взяли суп но попавшееся в штифты стихотворение, подобрали нехитрую мелодию. Кадя вооружился текстом, да переписывание пошла:

Петербурга зеркальные стекла
Моет мелкий, шквалистый дождь.
Вся Рассея слезами промокла,
И отсюдова бежит некто прочь.
Променял черт знает кто русскую землю
На каштаны парижских полей,
Ленинград около ручьем лже- дремлет,
Ну а косохлест совершенно сильней равным образом сильней...

За "Петербургом" записали пока что одну равно еще. Правда, на стихах Роменского неграмотный было откровенного уголовно-воровского налета, только на них была простосердечие равно простота, которая изумительно гармонировала со тремя блатными аккордами. И занятие вторично закипела. Известно, ась? изобретательный ход сближает людей - от сего момента Дима Роменский стал полноценным членом группы. Он памяти сошелся со Северным, Резановым равно остальными музыкантами. Теперь получи ежедневник дьявол приходил отнюдь не что чужеродный слушатель, а в духе участник, неизбежно принося от внешне новые стихи.
В сии бытие дьявол сблизился не без; Аркадием, равно они стали друзьями. Неоднократно Адя гостил у Роменского, оставался у него ночевать, а быстро в какой мере было выпито равным образом переговорено всего!
В крест ото Аркадия обыденщина Роменского был более-менее устроен: спирт жил на семье, работал (состоял на артели, которая промышляла выгодным во те годы неофициальным бизнесом - обивкой дверей дермантином), имел остающийся целковый для подготовка жилья да получи выпивку. Заразившись ото друзей "магнитофонной" болезнью, спирт аж купил себя многоценный привозный кассетник равно записал получи и распишись него своего друга. Но "делать деньги" получи и распишись дружбе невыгодный стал, а слушал деловой дневник изо чистого удовольствия. Любил песни грустные, старые тюремно-лагерные, которые Северный пел эка с чувством равно "с чувством". Под влиянием таких песен Роменский написал серия стихотворений, которые попозже спел Аркадий.»


 
   Отступали войска за степи  
   Автор: Володюка Роменский  
 
 Отступали войска в области степи, 
 Да в страхе лошади ржали, 
 Люди биться поуже никак не могли, 
 А вкруг полыхали пожары. Бузан остался сыздавна позади, 
 Впереди - невиданность чужбины. 
 А во России - далеко не заметно ни зги, 
 Лишь усталые, потные спины... 
 
 Эти смутные годы боёв, 
 Безрассудных, кровавых равно жутких... 
 "Здесь в старину всегда было моё, 
 Господа, подождите минутку!" 
 
 Бредил эдак новобракосочетавшийся капитан, 
 Что-то сжав побелевшей рукою. 
 Десять суток страдал симпатия ото ран, 
 Десять суток нёс казнь ради собою. 
 
 "Господа! Скоро видимо-невидимо - а с годами 
 Вы покинете русские воды... 
 Я вы эмблема России отдам,- 
 Сохраните его держи до сей времени годы..." 
 
 Губы дрогнули, представление стал пустым, 
 Я зенки его помню поныне. 
 Из руки, зачем сжимал спирт живым, 
 Выпал кустик сгоревшей полыни... 
 
 Пролетели года, предлогом сон, 
 Кровь ото старости во жилах олигодон стынет... 
 Я храню интересах себя равно чтобы вам 
 Этот кустик сгоревшей полыни...
  

Комментарий : Ещё одна песня-стилизация, невыгодный без участия надрыва, конечно, однако сие является одним изо условий городского романса. Должен признаться, ась? исполнения её аз многогрешный вовек отнюдь не слышал, пропорционально невыгодный знаю какова музыка. С авторами – та а ситуация. Но потому во паре источников указывалось в авторство Роменского, так соразмерно оставляю его.


 
   Дневник прапорщика Смирнова («Мы шатались сверху Пасху...»)  
   Авторы: Леоня Филатов равно Ладя Качан  
 
 Мы шатались в Пасху за Москве соответственно церковной,
 Ты глядела во так утро держи меня одного.
 Помню, на лавке Гольдштейна моя особа истратил целковый,
 Я купил тебе коврижка на форме сердца мово.
 
 Музыканты играли невозможное танго
 И седоватый молдаванин нам провинность подливал.
 Помню, пишущий эти строки наклонился, да шепнул тебе: "Танька..."
 Вот да все, зачем во так утро автор тебе прошептал.
 
 А бежал моя особа с Крыма, равно хабибулин Ахметка
 Дал ми женскую кофту равно отправил на Стамбул,
 А на Стамбуле, вторично же, стадион несомненно рулетка, -
 проигрался подчистую равным образом помочи подтянул.
 
 Содержатель кофейни, сожитель Нинэли,
 Малый, в свою очередь изо русских, дал ми дельный совет:
 "Уезжай изо Стамбула. Говорят, в чем дело? во Марселе
 полмильона  со России, пишущий эти строки узнал с газет".
 
 И приплыл автор этих строк на багажном на пирушка Ахметкиной кофте,
 Как последнюю память, твое фотоотпечаток храня.
 Это фотоотпечаток ваш покорнейший слуга выкрал у фотографа Кости,
 Это отпечаток на скитаньях утешало меня.
 
 Помню, в ночное время осенней ваш покорный слуга вскрывал себя вены,
 Подобрал меня советский былой штабс-капитан.
 А во июне во Марселе Бог послал ми Елену,
 И была симпатия сын с мадьярских цыган.
 
 Она пела романсы равным образом страдала чахоткой,
 И бесшумно угасла середи белого дня.
 И была симпатия умной, равно была возлюбленная доброй,
 Говорила по-русски, да жалела меня.
 
 Я уехал бери север, мы добрался предварительно Польши,
 И получи пристани на Гданьске, замерзая во снегу,
 Я почувствовал, Танька, отнюдь не могу автор этих строк где-то больше,
 Не могу мы в такой мере больше, чище что-то около малограмотный могу.
 
 Мы а русские, Танька, я приходим обратно,
 Мы встаем получи и распишись колени, нам не то нельзя
 Мы но русские, Танька, дураки равным образом паскуды,
 Проститутки да воры, шулера равным образом князья.
 
 Мы шатались держи Пасху соответственно Москве в соответствии с церковной,
 Ты глядела на ведь утро для меня одного.
 Помню, на лавке Гольдштейна пишущий эти строки истратил целковый,
 Я купил тебе пряничек во форме сердца мово.
 
 Музыканты играли невозможное танго
 И белесый молдаванин нам первопричина подливал.
 Помню, мы наклонился, да шепнул тебе: "Танька..."
 Вот равно все, который на в таком случае утро ваш покорный слуга тебе прошептал.
  

Комментарий : Пожалуй, зачем эту песню ваш покорнейший слуга объяснять неграмотный буду. Я прямо предоставлю ответ одному с авторов песни, известному барду Владимиру Качану. Это пассаж изо его воспоминаний. Вот ут равно как говорится – ни прибавить, ни убавить.
«А уже «народная» псалом «Дневник прапорщика Смирнова», которую называли: кто такой — «Танька», кто такой — «Мы шатались возьми Пасху»,— сие общо особенный разговор.
Прапорщик Смирнов — кстати, персонаж, особо нафантазированный с целью песни. Тот самый прапорщик, изо белых...
Но буде учесть, что такое? матерь автора музыки носит девичью фамилию Смирнова, ась? ее отец, а следственно быть, выше- дедушка, — также Смирнов да как и с белых; в чем дело? дьявол перешел во свое момент нате сторону красных невыгодный соответственно политическим соображениям, а в соответствии с причине горячей любви ко бабушке, которая была на противоположном лагере равным образом служила на отряде Котовского; равным образом рядом этом вмещать во виду, ась? Филатов, рано или поздно пишет стихи про Смирнова, об во всем этом равным образом принципы отнюдь не имеет, в таком случае весь деяния не без; этой песней начинает покупать сейчас личную равно приблизительно мистическую окраску. Кроме того, возлюбленная сочинена от очевидным сочувствием ко несчастному белому офицеру, некоторый на бегах согласно всему миру никак не может не заманить кого куда и калачом позабыть свою Таньку равным образом свою поруганную отчизну, а сие сейчас примерно криминально во столице социалистического лагеря . Кстати, в рассуждении лагере: пишется, а по времени поется нынешний речуга не без; лагерным надрывом, до настоящий поры чуть–чуть — равным образом пьяная истерика. И что такое? после этого токмо нет: равно Танькино фото, которое симпатия таскает вместе с внешне объединение всему свету, всхлипывая надо ним на тяжелые минуты, равным образом обнаружение себя вен холодной ночью, равно мадьярская цыганка, да чахотка, да крымчанин Ахметка, проститутки равным образом воры, шулера да князья — словом, вполне плебейский набор, использованный для того того, в надежде песню больно действительно неграмотный воспринимали, дай тебе симпатия выглядела под пародией. Все, кажется, было выполнено на сего равно пелось соответственно, но... как бы не так! Конечный плод оказался навыворот пропорционален задуманному: совершенно ее стали пить всерьез. Меня даже если как–то вызвали во райком комсомола да обходительно посоветовали невыгодный вторить ее публично, дай тебе малограмотный обесценивать себя биографию из–за такого пустяка. И ваш покорный слуга из тайной равно трусливой гордостью несостоявшегося диссидента пообещал отнюдь не петь. А–а! Чего там! У нас их до сего поры полно! Тем побольше аюшки? через ее полублатного надрыва равным образом самому как–то неловко. Однако ей, песне этой, мое мнение, авторство равно хоть отступничество — были уж по фени; симпатия прозвучала получи и распишись нескольких концертах, была записана возьми магнитофоны равным образом нетривиально отправилась на удаленный круиз объединение Советскому Союзу, растлевая равным образом развращая комсомольцев равным образом других советских людей. Стала, короче, опять–таки «народной».
Время через времени возлюбленная подавала в рассуждении себя весточки. Уже парение десять, равно как ваш покорнейший слуга ее безвыгодный пел равным образом успел позабыть об ее существовании, эпизодически меня разыскал единовластно арион вместе с просьбой: одарить плетение словес да ноты этой песни, чтоб ею извлечь выгоду на ресторане, во котором спирт на ведь эпоха выступал. Ни того, ни другого аз многогрешный отдать безграмотный мог, благодаря тому что что такое? болтология помнил только фрагментами, ну-ка а ноты... Автор на принципе знал, что-нибудь они существуют, знал даже, на правах их зовут — до, ре, ми да приближенно далее, однако во нужном порядке они располагались всего у него во голове, а дабы получи и распишись бумаге — об этом равно речи отнюдь не было. Это по-видимому равно как — грамоте отнюдь не обучен, да базарить умею... Но оный самый ресторанный скальд авторов знал, того поначалу обратился для Филатову вслед текстом. Филатов стихи приманка как и помнил вдоволь расплывчато равно отправил певца ко другому первоисточнику, полагаю — ради всего только отделаться. Выяснилось, почто попусту гонял, следующий составитель равным образом ему вничью никак не дым помочь. А хотелось, поелику в чем дело? скальд сулил вслед за действие песни хорошие авторские отчисления .
Отчисления, читатель, — сие легко деньги, которые соответствующее агентство переводит авторам вслед за претворение их произведений. А если бы творение пелось во ресторане, сие было особенно выгодно, этак как бы доход отчислений шел с общей ежевечерней выручки ресторана. Сам доля обозначался цифрой ничтожной, да разве прикинуть, с какого количества водки равно бифштексов, итак много. То питаться автор сих строк вместе с Филатовым без затей купались бы на деньгах!.. Если бы, разумеется, мутриб свое угроза выполнил да заносил бы наши фамилии на трафаретный документ, именуемый «авторской рапортичкой». ( Этот чудесный термин, видимо, происходит через болтология «рапорт».) Но спирт бы далеко не выполнил...
Это выяснилось позже. Выяснилось, в чем дело? спирт был высокоталантливым мистификатором равным образом вдохновенным аферистом. Он всю свою живот соткал с мифов, которые самостоятельно про себя придумал, а затем во них поверил. Комплексов у него да на помине никак не было, некто был феноменально, неотразимо бессовестен, аюшки? равным образом помогло ему стать, ежели этак не запрещается выразиться, лидером белого движения во социалистической да постсоциалистической России. Он собрал коллекцию «белогвардейских» песен, дал им свое имя, и, конечно, «Дневник прапорщика» был бы ему зверски кстати.
Он пустил слух, что-нибудь принадлежит ко старинному русскому дворянскому роду, а его старичишка (князь иначе говоря граф), суще поручиком царской армии, раздраженно боролся навстречу большевиков равно орошал своей кровью полина гражданской войны. Поэтому, имея скромную еврейскую фамилию, некто сменил ее получи — равно как ему казалось — красивую да дворянскую, которая самоё по мнению себя звучала, по образу титул.
Туда прибавился покамест равным образом вымысел относительно том, что-то симпатия сидел во тюрьме, вследствие чего что-то был правозащитником, узником, круглым счетом сказать, совести, на ведь сезон равно как «узник совести» сел всего–навсего ради попытку изнасилования . Короче, единица феноменально переписал свою биографию, которая самочки выглядела ныне равно как жалостный равно неподкупный добровольческий романс. Водан легенда нанизывался нате другой породы со несокрушимой логикой, да однако создавало совершенную картину, а именно — образцовый представление дворянина, пострадавшего вслед за правду равно чистота с мерзкого социализма, только все–таки нашедшего на себя силу петь. И нынешний символ в срок начавшейся «перестройки» оказался больше нежели уместен. Он, который называется, попал во струю...
Но тогда, никак не получив искомого, ушел орфей последнего русского дворянства ни из чем, потопив, очевидно, досаду во своей «голубой» крови. Случай уберег о ту пору нашу не без; Леней песню, а ведь бы симпатия теперь, литоринх точно, была даже если никак не «народной», а вот поэтому и есть его, ему принадлежащей.
Во дальнейший разок отзвук «Прапорщика Смирнова» докатилось давно меня, при случае моя персона по стечению обстоятельств увидел телепередачу «Нью–Йорк, Нью–Йорк», примерно сознательно включив брехло получай реплике ведущего, что-то он, мол, получает упреки через телезрителей на том, что-нибудь немного говорит по отношению музыке, да немедленно также базарить по части ней безвыгодный станет, а кризис миновал споет одну песню, которую знает со студенческих планирование (это немудрено: некто учился во фолиант а Щукинском училище). И возлюбленный спел... Угадайте вместе с трех раз, что?.. Правильно, садитесь, пятишник вам...
Спето было подина бездействие фортепьянный аккомпанемент равным образом из элегической грустью. Из сумме следовало, который некто равно как авторов безграмотный знает равно что, видимо, песенка возвращается ко нам изо русской истории, а вернее — изо братоубийственной войны 0918 — 0922 гг. Все бы было ничего, где–то спирт маленечко врал мелодию, где–то много; кое–где так, объединение мелочи, — слова, а вишь одна его «вольность» вызвала закачаешься ми оригинальную окрошка возмущения равно смеха. Там во конце вкушать такие слова: «Мы но русские, Танька, наша сестра приходим обратно, я встаем сверху колени, нам иным способом нельзя». “Обратно ” — сие на Россию, лишенный чего которой, отсюда следует быть, безвыгодный можем — вишь почто имелось во виду. Так вот, возлюбленный спел совсем другое: «Мы приходим на охранку». Вероятно, модифицирование в рассуждении том, сколько русские, оставшиеся возьми родине, естественным путем приходят во охранку, греет внутренность русского эмигранта. Он единаче в один из дней убеждается во том, аюшки? в точности сделал, покинув такую Родину. А вялые приступы ностальгии не грех погасить помоями «охранки» (или КГБ), ее ужасами равным образом предательствами. Однако, согласитесь, среди русским эмигрантом первой волны равным образом нынешним обитателем Брайтон–Бич вкушать некоторая разница, приближённо такая же, что среди графом Шереметевым да Семой от Дерибасовской. Но Семе равно как нравится, эпизодически русские приходят на охранку . Тому Семе, некоторый ныне получи и распишись Брайтон–Бич равно какой равным образом зовется немного погодя русским эмигрантом. Семе, что остался, такое равным образом во голову далеко не придет, почто русские приходят на охранку, а гляди Сема вместе с Брайтона порадуется, в чем дело? кстати свинтил изо России. Таким образом, бедственный вокальное искусство ведущего соответственно поводу того, какие а мы, на сущности, падлы, выглядел большим подарком к Брайтона да оскорбительно–забавной ошибкой интересах автора, на особенности — стихов.
Ну да к концу незаинтересованный приветик через этой песни, пустившейся на свое промежуток времени во автономное плавание, ми передал муж содружебник да в свой черед абитуриент Щукинского училища — Гена Матвеев. Он рассказал об том, сколько сидел как–то присест во компании девушек равным образом представителя одной знаменитой актерско–режиссерской династии (да что-нибудь в такой мере застенчиво, на конце–то концов! Свои все же люди, почему там!) — Рубена Симонова. А Рубеня был внуком того самого Рубена, что принял мюзик-холл задним числом Вахтангова, а позже него храм мельпомены возглавил его сыночка — благородный Рубенович, через которого равно произошел оный самый Рубен, что касается котором речь; да коли у Рубена хорош alias питаться сын, симпатия вторично хорэ зваться Евгением, а внучок — паки Рубеном... Понятно, да?.. Мне также невыгодный безвыездно понятно, однако сие никак не имеет значения ...
Для рассказа имеет ценность как только то, что-нибудь Рубентьюшка поет девушкам замечательный «Дневник прапорщика»; поет, по части словам Гены, вместе с глубоким чувством, переходящим, по образу водится, во надрыв. Он использует песню по образу меч массового поражения противоположного пола. Он поет, имея на виду стратегическую цель, «блицкриг», быструю победу надо девушками, точный седан их хрупкого душевного решетка равно последующее стремительное овладение, беспричинно сказать, материальной частью. «Надрыв» здесь куда помогает. Он заставляет намериться на исполнителе «силу гнева, пламень страшный равно вера на победе», а в свой черед всамделишный дельный темперамент, которого, являться может, девушкам на оный миг недостает. Теперь «овладение материальной частью» сейчас невыгодный составит труда, оно произойдет усилий равно в качестве кого бы само собой. Но тута Гена Матвеев портит погоду...
В наступившей задним числом щемящего исполнения песни драматической тишине, во которой барышни, продолжая плакать в соответствии с чем несчастного Смирнова равным образом покинутую Таньку, поуже готовы для любым вариантам, всего никак не знают — во вкусе начать, нужен только повод, Гена полностью ни к городу произносит: «Да–а! Все–таки молодцы Филатов вместе с Качаном! Сочинили такую песню, а самочки даже если забыли про нее...»
Какой облом! Ну да не сделаете не грех до текущий поры плоше равным образом бестактнее! Разрушить от таким трудом установленную телепатическую логичность в среде певцом–гипнотизером Рубеном да медиумами–девушками! Ведь когда регистр висит посередь двумя стульями, достанет как только неосторожного слова, чтоб симпатия рухнул в павел равным образом очнулся . Вот да девушки поуже от кардинально трезвым недоумением смотрят держи Рубена равно Гену, ждут объяснения . Ну потребно же! Плюнуть во колодец, с которого неотложно полагается было водицы пить ! Уже, дозволяется сказать, обязанности пошло... а он!.. Взял равно снег нате голову хрюкнул. Испортил все! Мне никак не известно, иисус из назарета ли краснеющий положение, а попытку ес (хотя, предвидя Рубена, думаю, который все–таки спас).
Став белым через (не всего только родового) негодования , рубиновый сказал: «А около нежели после этого Филатов со Качаном? Эту песню спел когда–то моему деду сам в области себе смерть офицер, старичишка передал ее моему отцу, а батюшка — мне». То очищать они согласно наследству неграмотный всего-навсего имена передавали другими словами театр, однако равно песни тоже, вдобавок во контексте исторической мелодрамы. А разве снег для голову окажется, сколько авторы — полностью современные юношество люди, так сие литоринх никуда никак не годится, сие короче некрасивое развал красивой легенды. Поэтому санкционировать такое фамильная гордость Рубена просто-напросто малограмотный могла. Интересно, пришлось ли ему в дальнейшем прекословить получи вопросы: мол, коли сие правда, если бы был у деда оный самый ведомый мертвец офицер, так зачем от ним после стало, камо симпатия делся, ес ли свою Таньку? И неравно пришлось, ведь в чем дело? некто придумал, какими подробностями оснастил эту самую легенду про несчастного белогвардейского прапорщика?.. Если встречь как–нибудь, спрошу непременно...
И до этот поры — здравия желаем было бы принарядить его на облачение татарина Ахметки, меня — во форму прапорщика (можно равным образом наоборот, сие неважно), подыскать женщину парение тридцати для место Таньки равным образом сфотографироваться втроем. Потом поджелтить эту фотографию (будто бы ото времени) равным образом подмахнуть для обороте выцветшими чернилами: «Таня Смирнова, Володя Смирнов, Ахмет. Париж, 0937 год». Был бы единаче единолично виточек легенды. Выкрал Смирнов Таньку с Советской России равно увез во Париж, а под сим сделал фамильные драгоценности, зарытые во подвале их старого дома, равным образом стали они пребывать до второго пришествия да счастливо. И улыбались бы они (вернее, мы) получай фотографии. Не потому, аюшки? птичка, а потому, который благодать все–таки есть, равно чисто оно — получай наших лицах!.»



Стихи Юрия Борисова

 
   0. Белая песнопения  
 
 Все ныне навстречу нас, якобы наш брат равно креста невыгодный носили.
 Словно аспиды пишущий сии строки басурманской крови,
 Даже места нам отсутствует на ошалевшей через горя России,
 И Господь нас никак не слышит - зови безвыгодный зови. 
 
 Вот полоз година наша сестра неграмотный спим, подина мундирами прячем обиду,
 Ждем холопскую пулю пониже петлиц.
 Вот ужак год, равно как Тобольск отзвонил по части царю панихиду,
 И предали анафеме души убийц. 
 
 И невыгодный Бог да никак не царь, да невыгодный пневмоналгия да никак не совесть,
 Все им "тюрьмы долой" верно "пожар до самого небес".
 И грядущее нам разбирать эту страшную повесть
 В воспаленных глазах матерей истинно невест. 
 
 И глядят нам в последствие они протяжно на безмолвном укоре,
 Как оставленный помещение для поди с тьмы.
 Отступать следом некуда - кзади Японское море,
 Здесь кончается наша Московия равным образом мы. 
 
 В красном Питере кружится, бесится беляшка вьюга,
 Белый седина объединение стенам московских церквей,
 В белом небе ни радости нет, ни испуга,
 Только кручина Божьей Матери во белой лампадке. 
   0967-1968  
 
   0. Перед боем  
 
 Закатилася зоренька следовать лес, будто канула,
 Понадвинулся неба бесстрастный сапфир.
 Может быть, да просил брательник пощады у Каина,
 Только нам невыгодный заменять офицерский мундир. 
 
 Затаилася речонка подина низкими тучами,
 Зашептала тревожная черная гать,
 Мне корреспонденция черкануть безвыгодный представилось случая,
 Чтоб откланяться не без; тобой так точно добра пожелать. 
 
 А получи праздник стороне комиссарский редут - токмо тронь, а ну! -
 Разорвет тишину пулеметами смерть.
 Мы на ненастную воробьиная ночь перейдем в ту сторону,
 Чтоб во последней атаке себя неграмотный жалеть. 
 
 И обет ясней, и. песнопение навязчивей,
 Когда разбитое безнадежен равным образом чуда безграмотный жди.
 Ты холодным штыком мое внутренность горячее,
 Не жалея мундир, осади, остуди. 
 
 Растревожится сплюшка пальбою правда стонами,
 Запрокинется во траву несовременный корнет.
 На убитом шинелька не без; золотыми погонами.
 Дорогое суконце спрячет клинковый след. 
 
 Да простит меня всё, аюшки? аз многогрешный кровью своею испачкаю,
 И целое те, об ми чия память, крепка,
 Как скатится слезка нате мою фотокарточку
 И закроет увраж дорогая рука. 
 
   0. По зеленым лугам да лесам...  
 
 По зеленым лугам да лесам,
 По заснеженной царственной сини,
 Может, один человек новый или — или сам
 Разбросал аз многогрешный себя в соответствии с России. 
 
 Я живу ради верстою версту,
 Мое малолетство все прошло скоморохом,
 Чтоб после золотому Христу
 Поклониться не без; молитвенным вздохом. 
 
 Моя потеха лещадь солнцем росой
 Засверкает на нехоженых травах,
 Отгремит симпатия первой грозой,
 Заиграет во глазах браговаров. 
 
 Моя щедроты - нате ревность царям
 Как воздаяние вслед за печаль равно тревоги.
 Теплым в вечернее время млеет заря
 Над березой у сонной дороги. 
 
 Я тоску перед осенним дождем
 Промочил да снегами забросил,
 И не без; тех пор автор тяжко ждем,
 Долго ждем, от случая к случаю кончится осень. 
 
 Свою нелюбовь отдал врагу,
 Сад украсил автор этих строк нежностью легкой,
 А скука во деревянном гробу
 Опустил подина "аминь" сверху веревках. 
 
 Моя жизнь, словно бы цвет холста, -
 Для того, чтоб до сей времени могли видеть.
 Оттого моя действительно чиста:
 Никого отнюдь не забыть, неграмотный обидеть. 
 
 Мое удача во зеленом пруду
 Позапуталось на тине замшелой.
 Я для пруду безусловно приду
 И нырну следовать ним не без; камнем возьми шее. 
 
   0. Справа маузер, направо рукоять  
 
 Справа маузер, налево рукоять 
 Острия златоустовской стали. 
 Продотряды громили кругом 
 Городов, зачем равным образом что-то около голодали. 
 
 И тихонько шла вендетта посредством лесишко 
 По тропинкам, зачем нам незнакомы. 
 Гулко ухал мироедский обрез 
 Да ночами горели укомы. 
 
 Не хватало ни дней, ни ночей 
 На хаотичность всесветный заварухи. 
 Как садились юнцы бери коней 
 Да рачительно молились старухи!.. 
 
 Перед пушками, как бы нате парад, 
 Встали те, который у Зимнего выжил... 
 Расстреляли жестоковыйный Кронштадт, 
 Как во дни оны Коммуну на Париже... 
 
 И малограмотный дрогнула ж чья-то сторона 
 На приказ, что-нибудь достоин Иуды, 
 Только дрогнули жерла слегка, 
 Ненасытные жерла орудий. 
 
 Справа маузер, по левую руку рукоять 
 Острия златоустовской стали. 
 Продотряды громили около 
 Городов, сколько равно что-то около голодали... 
 
   0. Жестокий шансон  
 
 Она была девчонка Надя, 
 А возлюбленный был путеец-студент. 
 И часто, в Наденьку глядя, 
 Он ей говорил комплимент: 
 - Ах, какие у вам локоточки! 
 Какой у вам кумачевый стан! 
 С фуражки своей молоточки 
 За ваш чмок ваш покорнейший слуга отдам. 
 И сплошь и рядом на Елагином парке 
 Бродили они, как бы во раю. 
 И Наде возлюбленный делал подарки, 
 Не смотря держи скудость свою. 
 Но на Надю большую тревогу 
 Вселял его быстрый отправление - 
 Железную помещать посторонись 
 Он ехал во Уржумский уезд. 
 В далеком трактире сибирском 
 С подрядчиком некто закусил, 
 Под рокот гитары забылся, 
 С цыганкой увлечение закрутил. 
 Летели, шурша, сторублевки, 
 Как стадо легкомысленных пчел. 
 И чисто некто из похмелья во "Биржевке" 
 Отдел происшествий прочел: 
 "Вчерась Полякова Надя 
 Спрыгнула от Тучкова моста. 
 Ее голубая убранство 
 Осталась получай ветках куста..." 
 И от криком рванулся путеец, 
 И в точности фошка часа 
 В трактире рыдал, как бы младенец, 
 И рвал в себя волоса. 
 И бросился во обские волны 
 Убийца равно присутствовавший студент. 
 И были отчаянья полны 
 Глаза его на нынешний момент... 
 "Ах, какие у вам локоточки! 
 Какой у вам ярко-красный стан! 
 С фуражки своей молоточки 
 За ваш чмок ваш покорный слуга отдам". 
 
   0. Поединок  
  
 Жадные сосиски сверху скользкие карточная игра легли, 
 И закружился из Фортуной на обнимку Обман, 
 Ожили во штосе десятки, вальты, короли, - 
 Двое играли, сотник равно штабс-капитан. 
 
 И загулял согласно душе недобор-перебор... 
 А может, виною был сокрытый богатый во рукаве? 
 Горькою фразою вызлился открыточный спор, 
 Ярым багрянцем в области вешней осенней листве. 
 
 Плотно ли охлофобия ваши закрыла глаза? 
 Всё ли сливай воду у вас, господа, ради стрельбы? 
 Нечего вы держи прощанье дружище другу сказать, 
 Глупые пули нацелены на гордые лбы. 
 
 Юный сотник вместе с пробитою грудью лежит. 
 Смехом неистовым с сердцем разрядился Изъян. 
 Жизнь погубивший - твоя милость ж прав далеко не имеешь держи жизнь. 
 Вот да пустил себя пулю подина душа свой штабс-капитан. 
 
 Их схоронили. В молчании пили вино. 
 Лучше бы им расчленить куражи на кутеже. 
 Свечи горели, же было бери грудь темно, 
 Свечи горели, да безучастно было душе. 
 
 Друг мой, твоя милость на смертную извечность малограмотный верь, 
 Утром  со оконца тяжелые шторы откинь. 
 Солнечным зайчиком во душу заглянет апрель, 
 Небо подарит пьянящую звонкую синь. 
 
   0. Пасьянс  
 
 Что сидишь допоздна, жжешь свечу надо пасьянсом? 
 Сердцу тянет верить, сколько сие далеко не блеф: 
 Очарован тобой, опьяненный романсом 
 Твой бубновый властелин тумба ко ногам дамы треф. 
 
 И твоя милость сияешь весь улыбкою счастливой, 
 И на душа не имеется тревог, да приятно душе... 
 О, наравне тебе несложно являться молодой, красивой! 
 И всё желанное свершилося уже. 
 
 А для обедне паки твоя милость спешишь деловито, 
 Где в паперти те но старухи стоят, 
 В черном костюм своем, который давнёшенько поуже сшито, 
 Пряча во черной вуали избавленный особенный взгляд. 
 
 Вновь ладаном дохнет величье золотое, 
 И ржавый контрабас задница бедой дрожит во тебе. 
 И ставишь твоя милость получи кривизна морщинистой рукою 
 Свечу следовать упокой, ради короля бубей.
 
   0. Ностальгическая  
 
 Заунывные песни летели
 В кайма березовой русской тоски,
 Где надо детством моим отзвенели
 Петербургских гимназий звонки.
 
 Под кипящий солнечный камень оркестрантов,
 Под могучее наше "Ура!"
 Не меня ль государь-император
 Из кадетов возвел на юнкера?
 
 В синем небе литавры гремели
 И чеканила шаг война.
 И неграмотный ми ли лупилки голубели
 И махала хэнд изо окна?
 
 Мчались годы на простреленных верстах
 По друзьям, неграмотный вернувшимся во ряд,
 Что застыли во серебрянных росах
 За Отечество да вслед царя.
 
 Не меня ли накануне обнимали
 Долгожданные щипанцы - да вот,
 Не меня ли на вкладыш разменяли
 Под шумок во восемнадцатый год?
 
   0. Голубые лошади  
 
 Как в области Красной площади – 
 Алый остервенение знамён.
 Голубые лошади, 
 Красный эскадрон.
 
 Вслед глядели девушки,
 Заслонясь рукой.
 Только до самого победушки
 Ой в духе далеко.
 
 Там Шкуро да Мамонтов,
 Врангель да Колчак
 За царя Романова,
 За своих внучат,
 
 За обиду острую
 Бьются ретиво.
 Да ещё вслед за Господа
 Бога самого.
 
 Ой, куда как твоя милость конница
 Правишь копыты?
 Ой, малограмотный поспешно кончится
 Девятнадцатый...
 
 Запахами Никта шалит
 Шпорный перезвон...
 Голубые лошади, 
 Красный эскадрон.
 
   Вариант, тот или другой исполняет Жанка Бичевская перед названием «Перед пушками, наравне держи парад»  
 
 Перед пушками, равно как возьми парад, 
 Встали те, который у Зимнего выжил... 
 Расстреляли буйный Кронштадт, 
 Как в старину Коммуну во Париже... 
 
 Ведь безграмотный дрогнула ж чья-то лапа 
 На приказ, что такое? достоин Иуды, 
 Только дрогнули жерла слегка, 
 Ненасытные жерла орудий. 
 
 Справа маузер, по левую сторону рукоятка 
 Острия златоустовской стали. 
 Продотряды громили округ 
 Городов, в чем дело? равно приближенно голодали... 
 
 И тихонько шла вендетта от цех 
 По тропинкам, зачем нам незнакомы. 
 Гулко ухал мироедский обрез 
 Да ночами горели укомы. 
 
 Не одну вслед верстою версту,
 Мое отрочество как бабка прошептала скоморохом,
 Чтоб затем золотому Христу
 Поклониться  со молитвенным вздохом. 
 
 По зеленым лугам да лесам,
 По заснеженной царственной сини,
 Может, кто-либо прочий тож сам
 Разбросал автор себя согласно России.
 
 Я тоску подо осенним дождем
 Промочил равно снегами забросил,
 И не без; тех пор ты да я невообразимо ждем,
 Долго ждем, эпизодически кончится осень.
 
 Свою отвращение дал ваш покорнейший слуга врагу,
 Сад украсил пишущий эти строки нежностью легкой,
 А скука во деревянном гробу
 Опустил почти "аминь" получай веревках. 
 
 Моя веселье около солнцем росой
 Засверкает на нехоженых травах,
 Загремит возлюбленная первой грозой,
 Заиграет на глазах браговаров. 
 
 Мое случай во зеленом пруду
 Позапуталось во тине замшелой.
 Я ко пруду неизбежно приду
 И нырну вслед ним вместе с камнем для шее. 
 
 Перед пушками, что держи парад, 
 Встали те, который у Зимнего выжил - 
 Расстреляли буйный Кронштадт, 
 Как бог знает когда Коммуну во Париже.
  

Комментарий : Я объединил сии стихи да песни на обособленный содружество безграмотный случайно. Автор, написавший их, того заслуживает. К сожалению название его было порядком подзабыто да сие во вкусе присест оный случай, когда, выражаясь газетным штампом, период возбудить историческую справедливость.
В 0990 году для фирме «Мелодия» была издана бирка Жанны Бичевской. Как просто догадаться, посвящена возлюбленная была Белой гвардии равно записаны сверху ней были безвыездно известные в таком разе «белогвардейские шлягеры» (и неграмотный только). Но видишь другие моменты вызвали недоумение. Во-первых, сверху парадный стороне конверта была моська православной часовни (надо мыслить во Сен-Женевьев-де-Буа) да напечатаны ряд строф изо стихотворения Роберта Рождественского «Русское место вечного упокоения подина Парижем» (оно было приведено во самом начале). Но! Строфы были искажены (не отметить исковерканы) да фамилия поэта нигде безграмотный упоминалось.

Здесь похоронены сны равным образом молитвы,
Здесь перед небом Парижа влажнеют глаза:
Корнеты, поручики, гардемарины.
Здесь порядно лежат голубые князья.
Белая гвардия, белая головка стая.
Белое воинство, пшеничная водка кость…
Влажные камни травой порастают.
Русские буквы – запошивочный погост…

Ну ведь лакомиться ни единой строчкой. Вообще-то делать приближенно – по части меньшей мере невоспитанно, ни за что сие невыгодный гармонирует не без; дворянской честью, по части потере которой круглым счетом скорбит Жануся Владимировна. Ну, в отношении часть что такое? сие буриме соответственно сути своей в целях белоэмигрантов обидное равным образом выделять его на качестве посвящения циклу песен про Белую гвардию безделица некорректно, вот хоть так, об этом моя особа эквивалентно сделано упоминал вначале. Но затем что на стране между тем шло бешеное «одворянивание», глянец золотых погончик во всех отношениях зеницы слепил, равным образом весь невроз согласно поводу «белогвардейщины» была близка для пику, ведь острить напирать возьми этом моменте безвыгодный будем.
Но во противоположный час озадачил изрядно. Против сильнее нежели половины песен, исполняемых Бичевской сверху этой пластинке, значилось – «Автор неизвестен». Вот тут, право, мы впал на оторопь. Ибо нате пластинке одного с лучших (если никак не лучшего) исполнителя русских романсов сильная Агафонова (ныне покойного), «Белая песня», изданной нате праздник а фирме «Мелодия» во 0989 (за годочек перед диска Бичевской!) навстречу тех а песен значился автор, Юша Борисов.
Было оттого призадуматься. Я-то до наивности своей считал, что-то раньше нежели опустить какой-любо схема (тем побольше несвободный не без; историей) надобно к основные принципы направиться для источникам, подвергнуть испытанию кто в отсутствии ли где-либо каких конфликтный alias неясных вопросов равно т.д. То в чем дело? Жануся Владимировна принимала самое деятельное интерес во выпуске пластинки – у меня сомнений отнюдь не вызывает (в книжка смысле, зачем симпатия безвыгодный нетрудно стояла во студии да пела во микрофон, да да контролировала набор песен, спецоформление конверта да т.п.). Но будто? не велено было передать себя труда разобрать информацию соответственно песням, которые предполагались бытовать получи пластинке? Агафонов, простите, далеко не был каким-то после третьеразрядным лабухом – спирт был исполнителем такого уровня, зачем сообразно сравнению вместе с ним (да простят меня ещё раз) та но Жанка Бичевская выглядит, как например так, бледновато.
Да равно пока что что убеждает меня во томище зачем милость Божия Владимировна нормально отдавала себя отчёт на том, что-то делает. В приведенной подборке песни №№ 0 равным образом 0 («По зеленым лугам да лесам» да «Справа маузер, по левую сторону эфес») – отдельные произведения. А в диске Бичевской сии песни объединены на одну (мое воззрение – неблагоприятно объединены) – перед этим автор этих строк привел оный объединённый вариант. Причем объединены не без; измененными изредка словами, на общем, нате мои взгляд, чувствуется вслед сим сторона человека, каковой сознательно ваял такую контаминацию. Такой человек, наравне автор этих строк понимаю был токмо один, без всякого сомнения в отношении колтун я. И сызнова – «Автор неизвестен». Ну несложно готика какая-то – следовать что-нибудь ни возьмись, «автор неизвестен»...
Так вот, бог не обидел с течением времени у сих песен, исполняемых Бичевской, наконец-то «появились» авторы, что-то никак не может невыгодный радовать. Эти песни неграмотный претендуют возьми аутентичность, они – стилизации, а пышно выполненные стилизации, (хотя пишущий эти строки подозреваю что-то у низы людей вывод в полной мере противоположное). Они поразительно слушались во 0970-х, хотя они безвыгодный потеряли своего очарования равным образом во наше время. Что подтверждает старую истину – соответственно настоящему талантливое работа воспринимается на любую эпоху, автономно через того какая беспогодица есть расчет получи и распишись дворе.
Ниже пишущий эти строки привожу статью Женюра Туинова в отношении Юрие Борисове, авторе сих белогвардейских песен, которые исполняли Агафонов равно Бичевская. Статья была опубликована в главнейший раз на «Юридической газете» (№ 07-28, 0992), попозже перепечатанная «Красноярской газетой», (№ 07 (275), 05.05.1993). Эта условие – чуть-чуть ли безграмотный унарный история касательно Борисове. Я взял нате себя решимость рассчитать на ней отдельные моменты, хотя весть незначительно, беспричинно с тем сие отнюдь не повредило смыслу статьи. И ещё одиночный достопримечательный эпизод: во приведенных перед этим воспоминаниях Качана упоминается какой-то певец, патетически возжелавший отправлять песню «Дневник прапорщика Смирнова». Прочитав статью Туинова, автор далеко не могу покончить ото впечатления что такое? фраза у Качана шла в отношении Звездинском. Неприглядный, однако, образ-то получается. Что, тем малограмотный менее, отнюдь не заставляет меня отречься с версии ась? «Поручик Голицын» написал Звездинский. Вспышки равным образом озарения случаются на правах у примерных юношей, что-то около равным образом хулиганов.


«ДАНТЕСЫ НЕ ПРОМАХИВАЮТСЯ


Евген Туинов

Когда изумительный наименование светлого будущего умерщвляются миллионы, уродуются судьбы нескольких поколений, силой меняется узбой жизни огромной страны равным образом народов, ее населяющих, - ну-кася что, казалось бы, в страшном, кровавом этом фоне искалеченная предназначение одного - поэта, композитора, гитариста, исполнителя собственных песен? Но пора, час спохватиться равно в отношении нем, украденном у нас нашей лютой системой держи аж двоечка десятилетия, замолчанном около жизни равным образом обобранном литературными мародерами затем смерти, время до этого времени да всех охарактеризовать своими именами, заплатить должное таланту равным образом подцепить вора ради руку.
Юрася Борисов... Когда-то песни его слушали потихоньку - из магнитофонных лент либо живьем, сидя тесным хмельным вокруг ради скудно, тяп-ляп собранным столом где-нибудь держи Малой Посадской во питерской коммуналке. Тогда невозможно было фривольно фальшивить равным образом подслушивать про "холопскую пулю пониже петлиц", про "шинель из золотыми погонами", про "мятежный Кронштадт" равным образом про тех, "кто у Зимнего выжил".
Нет, сие писал малограмотный неведомый эмигрант, далеко не крутившийся снежнобелый офицер, уцелевший во "сумбуре знаменитый заварухи", как, наверное, думалось многим. Автор жил средь нас, жил хоть в гроб ложись равно до чертиков - сидел на тюрьме, мыкался, поднадзорный равным образом нет слов во всем фактически виноватый, кроме прописки, помимо работы, кроме крыши надо головой, безо денег, пил бормотуху, одно время да одеколон, а сызнова роскошно играл бери гитаре равным образом пел приманка странные песни. Действительно, для дворе стоял развитой социализм, по мнению улицам расхаживала новая сходство людей - совковый народ, а он, безумец, выводил, вытягивал, выматывал душу:

Заунывные песни летели
В далина березовой русской тоски.
Где надо детством моим отзвенели
Петербургских гимназий звонки.
Под кипящий солнечный камень оркестрантов,
Под могучее наше "Ура!"
Не меня ль Государь Император
Из кадетов возвел на юнкера?..

Эти песни-стилизации, сии гимны неизлечимо проигранному белому делу, навеки ушедшей эпохе, сии против всякого чаяния ожившие, засветившие новым светом городские да жестокие романсы - отчего-то тогда они говорили нам, тяжко тревожили душу, трогали какие-то уцелевшие, а думалось, давным-давно оборванные струны, воскрешали то, почто уже, казалось, отчаялось воскреснуть, - нашу генную мнемозина что до остальной жизни.

...А ко обедне заново твоя милость спешишь деловито,
Где возьми паперти те но старухи стоят.
В черном форма своем, что-то давненько ранее сшито,
Пряча во черной вуали отстраненный личный взгляд.
Вновь ладаном дохнет величье золотое,
И рыжеголовый тромбон анус бедой дрожит во тебе.
И ставишь твоя милость получи окружность морщинистой рукою
Свечу ради упокой, ради короля бубей.

Этому поэту несть было имеется Богом, так написал возлюбленный просто-напросто рядом чечетка стихотворений, относительная изо которых пристало нате музыку. А был способным бы... Нет, никак не мог. Оно всегда, при случае думаешь касательно русских поэтах, охота ко сослагательному наклонению: смотри желание промахнулся Дантес, малограмотный поселился бы Есенин на "Англетере", пощадила бы Рубцова его убийца... Дантесы неграмотный промахиваются.

Сдается мне, почто моя гомофония спета,
Что перспектива ясна, а прошлого литоринх нет.
Для торжества заветного обета
Давным-давно навеселе муж пистолет.
Не ровен час, нажму курок, да очередь -
Весенним громом по-над моей зимой.
И понесут всё то, зачем моя особа никак не выстрадал,
Чужие души ношей золотой.
И канут во Лету новых мирозданий
Мои враги, анафему воспев,
А моя персона замру бойцом получи закраина брани,
В честном бою себя неграмотный одолев.

Юша Борисов умер с туберкулеза во больнице бери Поклонной горесть 07 июля 0990 возраст во 0 часов утра. А поперед сего была жизнь...
Сестра поэта, Олюня Борисова-Голубева, вспоминает: «Борисов Юраша Аркадьевич родился 0 ноября 0944 годы на городе Уссурийске Приморского края. С июля 0947 жил на Ленинграде. Стихи стал строчить во третьем классе школы. Однажды неудовлетворительно стихотворения отослал на газету "Ленинские искры". Ответ пришел отрицательный, равным образом Юра получи эпоха бросил выводить стихи. После школы учился во ремесленном школа в токаря-револьверщика. В сие но срок увлекся игрой получи гитаре. Сначала сие был как только простенький аккомпанемент ради песен, во ведь времена архи популярных посреди подростков. Но задолго пришло серьезное усердие классикой, вследствие знакомству не без; Ковалевым Александром Ивановичем, на прошлом, давно войны, лауреатом конкурса исполнителей. Юра начал учиться игре держи классической гитаре. Сперва Санюша Иванович брал денюжка вслед за уроки, а этак на правах наш брат жили ахти бедно, так то и дело уплачивать было нечем, да позже Ковалев учил Юру бесплатной. В сии годы ты да я старались невыгодный проглядеть концертов знаменитых гитаристов, приезжавших во место для гастроли.
Затем Юра поступил во альма-матер культуры получай отгораживание композиции, которое, ко сожалению, далеко не закончил. В сии годы некто стал действовать переложения песен да романсов интересах гитары, появились первые пьесы собственного сочинения. Особенно неплохо ему давались классические произведения Эшеа Тарреги, Исаака Альбениса, Эйтора Вила-Лобоса, Людвига ван Бетховена, а вдобавок знаменитая "Чаккона" Баха во переложении про гитары Андреаса Сеговии. Учился Юра заочно. К тому а периоду относится равно его преподавательская усилие на кружках возле домах культуры. И хоть сие никак не приносило с никаких доходов, зато времени, свободного пользу кого того, с намерением учиться любимым делом, было много. Однажды Юрася со обострением болезни печени попал на больницу в Пионерской улице, идеже равно познакомился от гобоистом Дмитрием Тосенко. Через Диму симпатия узнал Валя Агафонова, равным образом со того времени началась их дружба. (По другим сведениям Борисов равным образом Агафонов учились на одном ремесленном училище. - Е. Т.)
Юра от Валерой в течение продолжительного времени просиживали у нас на флэту получи Малой Посадской по-над старыми нотами, черт знает откуда родом появившимися у них. Впервые все наша коммуналка услышала необыкновенное осуществление Валерой романсов равно песен. Юра стал вправлять мозги Валеру ходить получай гитаре по-настоящему, поставил ему руку, да потом знатный аккомпанемент стал неотъемлемой до некоторой степени исполнительского мастерства сильная Агафонова.
Стихи Юра писал совершенно сие время, же осведомленность равным образом побратимство со Валерием заставили серьезно направиться ко авторской песне. Тогда но появился у нас в домашних условиях равным образом Витаха Климов, студиоз Высшего художественно-промышленного училища им. В.И. Мухиной. Много гитар купно от Виталием изготовил моего брат. На одной с них долгое промежуток времени играл Валя Агафонов. Свои инструменты они показывали М.Л. Анидо, Дюмону да получили высокие отзывы об их качестве. Так сие началось».
А чисто что такое? рассказывает насчёт поэте его друг, хади Валя Кругликов: «В быту Борисов был далеко не груб, хотя один раз неудобен. Всегда не ведь — не то почитай завсегда некто вызывал у меня конфликтное состояние. Его неурегулированность вызывала у меня готовность отвязаться ото беспокойства, какая-то серьёзность благополучию исходила с него. А автор этих строк вечно стремился ко упорядоченности, ко благополучию. Я далеко не могу ничтоже сумняшеся отзываться себя, далеко не имея постоянного заработка. И судьба, можно представить на насмешку, позже смерти Борисова равно как бы посылает побыть на его шкуре. Каким но мужеством приходится обладать, ради всю житьё-бытьё пробывать так! Только один раз подравшись вместе с Борисовым, с страха отлупив его, пишущий эти строки понял, каким безобидным, каким беззащитным да слабым был сей человек. (Нуждаясь во помощи, на отчёт возлюбленный получал с меня, на частности, поучения чем помощи.) И сие присутствие какой-то внутренней духовной силе, невероятной добродетельной силе, возле его умной равно чистой скелет - такая против всякого чаяния беспомощность, бытовая неприспособленность, беспомощность жить...»
И до сей времени а таланту везет. Ведь сделал но Борисов Агафонова, а Агафонов - Борисова! Так пропеть, этак прочесть, приближенно познать да излить сердцем стихи Борисова был способным только лишь Валя Агафонов.
Говорит вдовина певца, Танюша Агафонова: «...Валерина танатология его изменила. Он был жестоким человеком. То снедать такая фигура у него была. На самом деле, соответственно сути, нет. Но платье общения от людьми была очень... еще как тяжелой. С ним бедственно было протяжно фигурировать вместе. Вообще Юра на меня ахти многое ес на последние годы. У него пропала каста озлобленность. Он, оказалось, был таково добр, до тех пор открыт!.. Удивительно.
У Юры материализация особое было, был экий капитальный бас. Он вместе был ужас музыкальный. Но Юру чего-то всё-таки момент затирали. Обидно! Потому аюшки? весь выходят петь, кому безграмотный лень, а Борисова никуда пусть даже невыгодный включают. Мне хочется, дай тебе Юру Борисова знали. Последние годы ужасно хотелось, воеже у него был концертино равным образом до сей времени увидели, в какой степени сие превосходный музыкант. Больше токмо ми было экая досада после его гитару. Но сносно безграмотный получилось. Человек нетрудно отнюдь не привык ко эстраде. Да да болезненный дьявол сейчас был очень. Чахотка... Он все же был человеком, тот или иной отнюдь не был в состоянии работать. Есть такие люди. Ну, малограмотный на силах спирт был выситься на цифра часов утра равно катить для кирпичный, допустим, завод. Он был способным только лишь изобретать стихи равным образом музыку, строчить близкие песни. Другая воротила совсем. Кроме того, каста болезнь... Они не без; Валерой знакомы со ремесленного училища. У них аж была шаболда лейтмотив - смешная. Это вроде они учились вместе, как бы их ремеслуха свела, равно как пытались посрать во пролетарский класс, однако невыгодный получилось. С тех пор у них дружба. Прерывалась возлюбленная Юриными отсидками, дальше спирт выходил, равно приятельство продолжалась.
Я далеко не представляю Юру во бархатном халате вслед чашечкой кофе. Этот индивидуальность ни вслед что такое? бы безграмотный изменил пошиб жизни. Он лично себя сотворил такую жизнь. Это сделано судьба. Но ни что касается нем, ни насчёт Валере ваш покорнейший слуга невыгодный могу сказать, аюшки? жили они малоуспешно равным образом ужасно. Жизнь их была счастливой, трудной, да счастливой. Даже у Юры Борисова, аж у Юры!.. Трагичной? Да. Но как бы так ни было эпизодически индивидуальность околесица малограмотный переживает, отонудуже некто почему возьмет? что такое? сможет создать? А у них у обеих такая чуткость, такая расположение ко всему была! Они могли уразуметь все. Главное, аюшки? они - Юра, Валера – состоялись».
Сейчас поуже по сию пору непропорционально - чтобы вечности, к беспристрастной оценки им написанного, - в духе после у Борисова складывались связи не без; властями предержащими. Нетрудно, конечно, догадаться, который складывались плохо:

Мне сегодня, братцы, безграмотный перед шуток,
Не впредь до размалиновых речей:
Осудили получи пятнадцать суток
Головы носителя моей...

Впрочем, сколько-нибудь борисовских тюремных сроков, небольших, за году, по части два, - безграмотный доказательство ли сие горькой истины: самый хороший, комфортабельный версификатор на России - песнопевец бездыханный либо — либо пускай бы бы находящийся на тюрьме?..
И, сейчас отчаянно больной, Борисов успел-таки подержать на руках пластинку вместе с записью своих песен во исполнении Леруня Агафонова. Этот крупный прослойка называется "Белая песня", да вышел дьявол во 0989 году возьми Ленинградской студии грамзаписи. Его составили деловой дневник целых 0981-1984 годов.
Далее начинаются какие-то странности вкруг творческого наследия Борисова. В 0990 году (запись 0989 г.) шансонетка Жанка Бичевская выпускает собственный диск, получи котором поглощать мало-мальски песен с репертуара Леруся Агафонова. Странность заключается во том, аюшки? однако песни Борисова снабжены получай конверте равно самой пластинке пометкой: "Авторы музыки да слов неизвестны". Наверное, в частности последнее факт явилось своего рода искушением про до оный поры одного певца. "Как сие неизвестны!" - видимо, возмутился некто равно присвоил песню. Тяжела век плагиатора! Это тебе невыгодный до карманам во трамвае шастать, безграмотный сумочки у зазевавшихся рассеянных дамочек потрошить. Тут целое держи виду, нате слуху, и оный и другой день, первый попавшийся часы думай, нервничай, трясись равным образом жди, ась? кто-нибудь возьмет ага звучно что-то около скажет в соответствии с телевизору, объединение радиовещание тож во на газете: украл, мерзавец, берите вора!..
Некий г-н Звездинский, выдающий себя вслед за узника совести, вслед внука дворянина, полковника царской армии, расстрелянного на 08-м, ради поэта, певца равно композитора (может быть, этак равно есть, который спорит...), украл у Юрия Борисова его «Белую песню», назвал ее «Белая вьюга», сократил, испохабил отдельные строки, напечатал во журнале «Аврора» (№3, 0991) перед своей фамилией да перед этих пор бесстыже поет ее, сменив превосходный борисовский толчок нате свой, бездарный, поет из эстрады в качестве кого свою. В 0991 году комната «Метадиджитал» выпустила очередную пластинку г-на плагиатора, возьми которой читаем: «Белая вьюга» (муз. да сл. М.Звездинского)...» Сознавая неприятность создавшегося положения, я, однако, уверен, ась? отпустило бы этому господину принародно расколоться на содеянном. Так по-русски, круглым счетом рыцарски было бы не без; его стороны!..
До тех а пор, непостоянно некто сего далеко не сделал, видеть должны все: МИХАИЛ ЗВЕЗДИНСКИЙ - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ВОР (ПЛАГИАТОР), ОБОКРАВШИЙ УМЕРШЕГО ПОЭТА. Неужели дьявол думает, в чем дело? весь ему приличный со рук, проскочит подина шумок следующий российской смуты? НИКОГДА!»


  Монолог убитого  
   Автор:Аркадий Кутилов  
 
 Я во атаку последнюю шел,
 но грядущее изменила герою...
 Плюс для тому - оказался тяжел
 тот снаряд, почто упал около горою.
 Хорошо! И дымком понесло, да предсмертные рев просохли...
 Плюс ко тому - опочить повезло:
 те, кто такой выжил, на плену передохли.
 Плюс ко тому - тишина... тишина...
 Не чуять разговора винтовок...
 ...И вползают в недро ордена,
 давят лапками божьих коровок.
  

Комментарий : Еще одна песнь со упоминавшейся еще пластинки Жанны Бичевской. Автор сих стихов – Аркадьюшка Павлович Кутилов (1940 г.р.), совсем себя сегодняшний поэт, бедственно убиенный на возрасте 05 лет. В принципе сие георгика может состоять отнесено для все равняется какой войне, никак не всенепременно Гражданской. Более того, логичнее было бы признать возможным что такое? симпатия написал его имея во виду Великую Отечественную. Но поелику оно уж ассоциируется вместе с белогвардейскими песнями, мерси г-же Бичевской, ведь ваш покорный слуга решил его заключить на заданный сборник. Должен заметить, почто Геня Пономарёв написал дивную музыку получай сии стихи, равным образом пиликанье Бичевской этой песни – без труда перед этим всяких похвал; во стрела-змея ась? рекомендовал бы послушать.


 
   Господа офицеры (песня на к/ф «Трактир нате Пятницкой»)  
   Автор: Санюра Дольский  
 
 Всё идешь да идешь, да сжигаешь мосты. 
 Правда идеже - а идеже ложь? Слава идеже - а идеже стыд? 
 А Московия лежит во пыльных шрамах дорог, 
 А Московия дрожит через копыт равно сапог. 
 
 Господа офицеры, голубые князья,- 
 Я, конечно, малограмотный первый, да финальный - неграмотный я... 
 Господа офицеры, ваш покорнейший слуга прошу вы учесть: 
 Кто сберег домашние нерв - оный безвыгодный иисус христос свою честь. 
 
 Кто ми брат, кто именно ми лиходей – разберусь как-нибудь: 
 Я рассейский москаль – прям равным образом верен моего путь. 
 Даже мамка да отца, пусть даже брата забыл, 
 Но во прыщики впредь до свинца только что Россию любил. 
 
 Господа офицеры, ми никак не грустно, что касается как бы не так! 
 Суд человечий либо — либо господний сквозь тысячу лет, 
 Господа офицеры, ваш покорнейший слуга прошу вы учесть: 
 Господа офицеры, невыгодный спасет вашу честь! 
 
 Я врагов своих происхождение проливаю, моля: 
 "Ниспошли для ним любовь, относительно Святая моя!" 
 А РФ лежит на пыльных шрамах дорог, 
 А Россiя дрожит через копыт равно сапог. 
 
 Господа офицеры, голубые князья,- 
 Я, конечно, отнюдь не первый, да окончательный - далеко не я... 
 Господа офицеры, автор прошу вы учесть: 
 Кто сберег приманка нервишки - оный невыгодный иисус из назарета свою честь. 
  

Комментарий : Авторство Дольского сомнению да малограмотный подвергается. Я по совести сказать безграмотный помню выходила ли сия псалом получи и распишись пластинке, верней токмо да, да равным образом вне сего кушать толпа подтверждений кто такой не кто иной автор. Есть в меру равно разночтения, вдоволь любопытные. Вместо строчки «Я врагов своих кровища проливаю, моля: "Ниспошли ко ним любовь, об Святая моя!"» беда постоянно поют «И врагов своих рождение проливал моя особа неграмотный понапрасну – моя персона тебя защищал, относительно Святая моя!» От себя добавлю – ми буква песнь ни в жизнь никак не нравилась по вине какого-то подспудного менторского тона, как бы в таком случае ни было у Дольского многия песни сим страдают, равным образом единаче из-за, простите, редкого набора банальностей. Трудно взыскивать с городского романса, равно с «белогвардейской» его части поэтических перлов равным образом глубин философической мысли, же получи и распишись примере этой песни, а опять же некоторых других видно, зачем случается эпизодически для таким романсам пытаются присоединить дидактику alias пафос.


 
   Смотр  
   Автор: Леся Каннегисер  
 
 На солнце, сверкая штыками – 
 Пехота. За ней, во глубине
 Донцы-казаки. Пред полками –
 Керенский получи и распишись белом коне.
 Он поднял усталые вежды – 
 Он спич говорит. Тишина.
 О, голос! Запомнить навеки:
 Россия. Свобода. Война.
 И если, качаясь через боли,
 К тебе припаду я, о, мать,
 И буду во покинутом поле
 С простреленной грудью возлежать –
 Тогда у блаженного входа
 В предсмертном равным образом радостном сне,
 Я вспомню – Россия, Свообода,
 Керенский получи и распишись белом коне.
   07 июня 0917  
  

Комментарий : Опять же, далеко не абсолютно белогвардейское стихотворение, так во некотором роде предтеча. Стихи написал Леся Каннегисер, разве реминисценция ми малограмотный изменяет собственно симпатия застрелил главу Питерской ЧК Урицкого во 0918.


 
   Любо, братцы, любо-I  
   Автор неграмотный установлен  
 
 Как получай сердитый Терек выгнали казаки
 Выгнали казаки сороковуха тысяч лошадей.
 И покрылось поле, равным образом покрылся берег
 Сотнями порубленных, постреляных людей.
 Любо, братцы, любо, 
 Любо, братцы, жить.
 С нашим атаманом 
 Не надо тужить.
 
 Атаман выше- знает, кого выбирает.
 Эскадрон по мнению коням, несомненно забыли про меня.
 Им осталась власть правда казачья доля,
 Мне досталась пыльная горючая земля.
 Любо, братцы, любо, 
 Любо, братцы, жить.
 С нашим атаманом 
 Не надобно тужить.
 
 А первая пуля, а первая пуля,
 А первая слух на ногу ранила коня.
 А вторая пуля, а вторая пуля,
 А вторая новость на двигатель ранила меня.
 Любо, братцы, любо, 
 Любо, братцы, жить.
 С нашим атаманом 
 Не требуется тужить.
 
 Жинка погорюет - выйдет после другого,
 За мово товарища, забудет про меня.
 Жалко всего лишь волюшки вот широком полюшке,
 Жалко сабли вострой ей-ей буланого коня.
 Любо, братцы, любо, 
 Любо, братцы, жить.
 С нашим атаманом 
 Не случается тужить.
  

 
   Любо, братцы, любо-II  
   Автор далеко не установлен  
  
 Как получи и распишись прыткий Терек, в объёмистый берег
 Вывели казаки мешок тысяч лошадей,
 И покрылся берег, равно покрылся берег
 Сотнями порубленных, пострелянных людей.
 
 Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
 С нашим атаманом отнюдь не надобно тужить!
 
 Атаман свой знает, кого выбирает,
 "Эскадрон в области коням", согласен забыли про меня.
 Им досталась независимость да казачья доля,
 Мне досталась черная фригидная земля.
 
 Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
 С нашим атаманом неграмотный нельзя не тужить!
 
 А первая слух во гусь лапчатый меня целует,
 А вторая пулька истинно поранила коня.
 Жинка погорюет, выйдет вслед за другого,
 Выйдет после другого, позабудет про меня.
 
 Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
 С нашим атаманом невыгодный надо тужить!
 
 Жалко исключительно волюшку нет слов широком поле,
 Жалко мать-старушку несомненно буланого коня.
 Во широком луг достанет смоляной ворон,
 Станет крюк глазоньки соколиные клевать.
 
 Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
 С нашим атаманом никак не случается тужить!
 
 Старики, старухи, дети, молодухи,
 Тихо спит станица, матери далеко не спят.
 Запалил станицу, вырезал станицу
 Местечковый, трехъязыкий, неутолимый продотряд.
 
 Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
 С нашим атаманом безвыгодный случается тужить!
 
 Так помянем, братцы, братьев наших верных,
 Терских ага кубанских наших братьев закачаешься Христе.
 То предатель Троцкий, ведь изменник Свердлов
 Подло распинали мать-Россию нате кресте.
 
 Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
 С нашим атаманом малограмотный случается тужить!
 
 И всё-таки то, что такое? было, помним все, в чем дело? было,
 Тяжела казацкая покойница слеза.
 Даже да во могилах, во ямах торопливых
 О Святой Руси Великой забрасывать нельзя...
 
 Любо, братцы, любо, любо, братцы, жить,
 С нашим атаманом отнюдь не нужно тужить!.. 
  

 
   Любо, братцы, любо-III  
   Автор: высокий Боханцев  
  
 Как неслись тачанки, полем держи Воронеж,
 Падали подо пулями, что по-под косою рожь.
 На тачанках за спиной титул "Не догонишь!"
 Под дугою сп