Эротические рассказы

бери сайте паче 04 000 рассказов

Отец познал старшуха

В конце октября наш брат вместе с восемнадцатилетней дочкой Наташей съездили во региональный центр, посетить лежавшую во роддоме жену. Она еще родила вторую девочку, равным образом обстановка в дальнейшем родовых осложнений шли в поправку. Возвращались к себе подо вечер. Погода была тюрьма равным образом пасмурная, бери небе сгущались чёрные грозовые тучи, налитые свинцовой тяжестью.
Автобус довёз нас по грунтового поворота для Большой Ключ, высадил равным образом тронулся ниже – бери Варваровку. Мы вместе с дочкой остались одни в трассе. Машины проезжали после этого редко, а в рассуждении том, чтоб какая-нибудь свернула получай Большой Ключ неграмотный приходилось равным образом мечтать. Расстояние от профиля вплоть до своей деревни автор издревле преодолевали пешком: а сие – семь вместе с лишним километров.
Мы от дочерью до обыкновению пустились во путь, только неграмотный прошли равно километра, по образу держи нас обрушился буйный ливень. В считанные минуты пишущий сии строки оказались мокрыми по нитки. Холодная, простудная дрожь, что иголками, пронизывала наши тела. Грунтовка превратилась во раскисшее вязкое месиво, да автор вынуждены были телепаться в области траве, ручьем разросшейся в обочине дороги. На бродень нашу налипло объединение пуду грязи, в такой мере который ты да я со большим трудом передвигали ноги. Одежда накрепко прилипла ко телу. Наташа во своём коротеньком впредь до невозможности, приталенном ситцевом платьице равным образом положительно была в качестве кого голая. Все части тела отпечатались до такой степени откровенно, зачем ми несуразно было для неё смотреть.
Дождь лил равным образом лил, что изо ведра, а нам малограмотный оставалось ни плошки другого, равно как бродить около тугими холодными струями ливня дальше. Потому аюшки? замаскироваться не запрещается было только лишь на лесопосадке, а давно ближайшей было ещё из настил километра.
– Не устала, Наташа? – спросил ваш покорный слуга из тревогой у дочери равным образом взглянул бери её маленькое, тщедушное тельце, непроизвольно отмечая глазами однако её девчоночьи выпуклости: с тыла равно спереди.
– Нет, папочка, мы неграмотный устала. Пойдём быстрее, – поторапливала меня Наташа.
Наконец я добрались вплоть до лесопосадки, зашли во самую глубь, разыскали поваленное дерево, сие была старушка акация, равно из облегчением уселись получай неё. Дождь семо проникал невыгодный настоль сильно. Так что-то да мы вместе с тобой смогли аж оттереть волосня да переключить веяние от быстрой ходьбы.
Вскоре Наташа стала барабанить зубами от холода.
– Тебе плохо, доча? – спросил моя особа вместе с тревогой.
– Х-хо-л-лод-дно, – заикаясь, не без; дрожью во голосе сказала Наташа.
Я испугался, что-нибудь симпатия может сопатить равно заболеть, равным образом категорически потребовал:
– Наташа, автор этих строк отвернусь, а твоя милость сними теперь а платьице равно выжми его. Иначе твоя милость захвораешь.
– Мне холодно, невыгодный хочу… Пойдём дальше, – капризно захныкала она. Но ваш покорнейший слуга настаивал:
– Нет, тебе нужно хоть лопни поднять одежду равно капелька просушить её. Давай автор тебе помогу.
Я с грехом пополам ли далеко не насильно стащил со неё мокрое гардероб равно принялся заботливо выкручивать. Дождь порядком ослабил собственный ярость да на чащу сейчас едва безграмотный проникал. Я важнецки отжал платьице дочери, встряхнул его да повесил высушиваться бери ветки. Наташа на крохотных красных кружевных трусишках-стрингах, на правах у взрослых, равно на нулевого размера малюсеньком лифчике тряслась, скорчившись, получи бревне.
– Доченька, твоя милость нимало замёрзла? – продолжал мы рачительно увещевать Наташу. – Сними трусы да бюстгальтер, выкладывай моя особа их выжму.
Она, отнюдь не стесняясь меня, разоблачилась, оставшись минуя последних лоскутков одежды. Отдала малюсенькие девчоночьи интимности ми во трепещущие руки. Принимая их, ваш покорный слуга из нескрываемым интересом скользнул взглядом соответственно её голому тельцу. Отметил слабые, через силу наметившиеся холмики грудей от коричневыми пупырышками сосков, гладкий, лишенный чего единого волоска, пробритый девчоночий чернобурка вместе с видневшейся чёрточкой верхней части её влагалища. Впалый, крохотный животик.
– Быстрей, папа, ми холодно, – сказала она, сызнова усаживаясь получай слега равным образом обхватывая плечища руками.
Я памяти выжал её плавки вместе с лифчиком, накинул получай ветки около платья. Сам сотрясаясь в духе во лихорадке, присел рядышком не без; дочерью.
– Ты равным образом выжмись, – приказным тоном сказала она.
Я никак не заставил себя медленно упрашивать, равно немного спустя стоял около Наташи, ёбаный а голый, как бы да она, да усердно выкручивал рубашку равно брюки.
– Давай моя особа тебе помогу, – предложила Наташа.
Вместе автор объединение быстрому выжали мои имущество да равным образом развесили в ветках сушиться. Я заметил, что-то Наташа всё промежуток времени со интересом посматривает держи моего член. Я застеснялся, хотя от сего стеснения елда начал лубенеть равным образом подниматься. Ситуация была конец безграмотный обычная: моя особа никогда в жизни ещё отнюдь не раздевался поперед гола быть Наташе. Сконцентрировавшись про себя в этом, ваш покорнейший слуга непроизвольно подстегнул своё возбуждение. Член рос равным образом наливался соком нате глазах. Наташа заметила сие да робко отвернулась. Я но отнюдь не знал, сколько делать. Одеваться было ещё рано, одеяние далеко не высохла, запираться руками – глупо. И ваш покорнейший слуга прямо стоял столбом, сотрясаясь от сильного озноба, огульно усеянный синей гусиной кожей. А оглобля выше- рос да рос, непостоянно безвыгодный приобрёл напоследках требовательно вертикальное положение. Наташа тряслась бери бревне, отвернув на сторону лицо. Забота равно ужас следовать состояние здоровья родного человечка пересилили изумительный ми стыд. Я подошёл для ней вместе с изменнически торчащим большим членом, присел поблизости равно несгибаемо прижал ко себе.
– Не бойся, доченька, ваш покорный слуга всего тебя погрею. Ты можешь заболеть, а сие архи невыгодный хорошо. Как моя персона тебя в дальнейшем буду лечить?
– А ты, папа, безвыгодный заболеешь? – на свою колонна спросила Наташа, да трусливо взглянула попервоначалу ми во глаза, в дальнейшем – в член.
– Меня отнюдь не берёт никакая простуда, доченька, – успокоил моя персона Наташу, равно стал потирать ладонями её спинку равным образом грудь.
– Я отнюдь не насчёт том, папа… – замялась дочка.
– А относительно чём?
– Ну об этом самом… безвыгодный понимаешь?.. Я слышала, почто неравно приходится так, равно как у тебя – сейчас, – ведь не возбраняется умереть.
Я разом понял, бери который возлюбленная намекает, равно решил ей подыграть.
– Да, позволяется умереть, дочка… Были летальные случаи.
– Какие случаи?
– Летальные. Со смертельным исходом.
– А твоя милость очень… хочешь? – не без; трудом подбирая слова, выдавила Наташа.
– Хочу, доченька… Очень, очень…
– И коли этого… безотлагательно отнюдь не будет, твоя милость – умрёшь?
– Без тебя, – да, моё золотце! – зачем-то прямо намекнул я. Хотя нет, автор твёрдо знал – к чему сие говорю, равным образом ко чему клоню.
– Ну в то время сделай это, родной! – Наташка внезапно получи черт знает что решившись, во свою очередность вплотную прилипла ко ми по всем статьям своим маленьким тельцем несформировавшейся девочки-подростка, схватилась холодными тонкими пальчиками следовать тучный магистраль мои торчком вставшего члена равным образом начатки борзо ехать рукой вверх-вниз. Движения её были до такой степени стремительны да умелы, аюшки? ми задолго сделалось умопомрачительно легко и просто да приятно. Накатило какое-то томительное холодность ко всему возьми свете, опричь движений её музыкальных пальчиков получи моём органе. Я неограниченно расставил лапти равным образом совершенно отдался в господство маленькой шалуньи.
– Тебе хорошо, папуля? – не без; придыханием, в качестве кого взрослая, шептала Наташка, продолжая раздражать меня своим сладостным массажем до самого дикого восторга равно исступления.
– Хорошо, Наташенька, продолжай, пожалуйста!
– Зачем, папа? Ты тем далеко не менее хочешь далеко не этого…
– Да, доча… Но тебе ещё нельзя… Ты ультра- косушка для… него!
– А ваш покорнейший слуга осторожненько.
Наташа встала из бревна и, продолжая жонглировать моим членом, села ми держи колени, передом для моему лицу. Я протянул трясущиеся от вожделения шуршалки равно коснулся пальцами её мягких, крохотных половых губок – сделано раскрывшихся да увлажнённых. Наташка ойкнула, задрожала ещё пуще во всех отношениях телом, так нынче поуже далеко не от холода, а от удовольствия. Задвигала промежностью в области моей руке. Я нащупал небольшую кнопочку её клитора, равно умильно надавил бери неё. Наташа вскрикнула громче, обвила меня тоненькими ручками после могучую, богатырскую шею да полезла посиневшими губками ко моему рту. Я враз но со жаром ответил бери её палящий равным образом жадный, засасывающий поцелуй. Утопил язычина на её горяченьком горлышке. В в таком случае а эпоха тёрся огромным вздыбленным фаллосом по отношению её налитой животик.
– Папа, моя персона хочу – туда… – прошептала, оторвавшись от мои рта, разгорячённая Наташка. Приподняла попку из моих колен, захватила во руку худощавый туловище члена равным образом стала осторожненько править раскрывшейся, как бы цветок, шляпкой головки по мнению своей малюсенькой «киске». Мне итак этак хорошо, в чем дело? моя персона чуток далеко не кончил равным образом нечаянно отстранил её руку из членом от влагалища.
– Подожди, доча, невыгодный в таком случае безотлагательно всё потечёт…
– Из него? – со интересом спросила Наташа.
– Да… И твоя милость безвыгодный испытаешь… наслаждения.
Мы продолжали с жадностью обсасывать рты побратим друга, причём моя особа представлял, наравне бы было здорово, даже если бы Наташка ласкала своим маленьким, юрким язычком, похожим возьми жальце ящерки, головку мои стоящего члена. От таких мыслей во голове моей помутилось, равным образом я, с невыгодный соображая, зачем делаю, смочил слюной грабки своей правой цыпки равным образом стал разборчиво разделять ими крошечные половые губки моей девочки. Она замерла на томительном ожидании, нависнув по-над моим членом. Я довольно разработал въезд во её горячую пещерку, что-то около сколько подина истечение был в силах просунуть во неё три пальца. Дочка учащённо дышала, приглушенно постанывала, равным образом всё тверже да здоровее прижимала для своей неграмотный существующей буфера мою мокрую голову.
Наконец, мы решился, и, думая, ась? довёл её давно экстаза, начал медленным темпом да атас насаживать моё бесценное клад сверху огромный, тащащийся посередь расставленных ляжек, член. Вначале во её узкую, тесную дырочку, не без; натугой, да всё а вошла грибовидная вершина члена, затем погрузился ствол. Стенки её неразработанного, девичьего влагалища что-то около густо сжали моё орудие, что-нибудь ми ажно показалось – моя особа вошёл безвыгодный туда… малограмотный во ту дырочку… Наташка закричала от боли резким пронзительным голосом, рванулась было вверх, от сего страшного кола, же моя персона её далеко не пустил, да подал взбесившийся конец следом. Что-то горячее глазом моргнуть не успеешь облило головку мои члена, я, испугавшись, выдернул его получи секунду, равным образом поверху сверху меня хлынула Наташкина девственная кровь. Девчонка испугалась равно не без; криком схватилась обеими руками следовать свою растянутую моим огромным орудием щелочку, думая, что такое? моя персона после этого кое-что порвал равным образом нужно экстренно вещь делать. Но я-то знал, который лишь чуть пробил ей целку, равно шиш совершать отнюдь не нужно. Вернее, нужно уделывать одно – продлевать ебать свою любимую дочурку.
– Не бойся, дорогая, ни аза далеко не случилось, – принялся автор этих строк её успокаивать, пытаясь паки установить верхами возьми родной кровавый член, однако Наташка сопротивлялась.
– Что это, папа? Почему кровь? Что твоя милость ми сделал!
– Ничего, милая, этак иногда у всех… Просто, твоя милость перестала быть… девочкой!
– А кто именно автор этих строк теперь?
– Моя жена! – выпалил моя персона на запальчивости равно наконец-то по новой нанизал её получи и распишись нестандартный член. Теперь мы уж шиш далеко не опасался, да из бешеной скоростью заходил фаллосом на её дырочке.
Наташка завизжала, по образу резаная, задёргалась возьми моём хую, всамделишно кончая центральный крат во своей жизни. Она ахнуть безвыгодный успеешь тёрла пальчиками собственный мини клитор, непохожий рукой сжимала мою мощную, упругую ягодицу, сосала выше- зев равно метла на нём. Я также почувствовал наступление оргазма, равным образом в всю длину вгонял свою палку во девушку. Мне что-то желательно втопить хуй как бы дозволяется глубже, равно пишущий эти строки удивлялся, как бы симпатия вслед за тем у неё помещается, на таковский маленькой, безграмотный растянутой вагине. Ещё чрез мало-мальски стремительных, обезумелых качков моя закипевшая во любовном бою семя вырвалась изо фаллоса, заполнила её колеориза да брызнула наружу, в духе только лишь ваш покорнейший слуга вытащил шишка изо Наташки. Она на изнеможении повисла возьми моей шее. Я подхватил её сверху руки, на правах носил на детстве, укачивая, – подо попку, да застыл во этой позе.
– Я нынче твоя жена, дорогой папулька? – напоследках заговорила Наташка.
– Да, дорогая, – кивнул я.
– А в духе а мамка?
– А я ей нисколько безвыгодный скажем.
– А когда-никогда симпатия выпишется изо роддома, твоя милость будешь ещё меня трахать?
– Тебе понравилось, доча? – не без; радостью, вопросом держи вопрос, ответил я.
– Это было что-то!.. Пеночные ощущения! Жуткая жесть! Вау-вау! – произнесла возлюбленная до некоторой степени принятых у современной молодёжи фраз, выражающих высшую высота восторга равным образом одобрения.
– Ну тут будем от тобой хлопаться да дальше, – реалистически рассудил аз многогрешный равно предложил ей одеваться, с тем удлинить путь.
– Сделай ми минет, папа, – сказала предисловий голосом опытной взрослой шлюхи моя дочь, да моя особа безвыгодный поверил своим ушам. Но от слов её для меня накатила такая глубокая взрыв сладкой истомы, что такое? моя персона тутовник а повиновался, упал пред дочерью получай колени, всеобъемлюще развёл на стороны её худенькие, лягушачьи уходим равным образом со звериной жадностью припал ко раскрытому бутону её «киски». Я сначала облизал от её месяцы равно своей собственной спермы всегда складочки её внешних половых губок, затем принялся динамично обсасывать внутренние. Наташка стонала равным образом корчилась на моих руках, прожимая своими ручонками мою голову для своему вспухшему горячему лону.
– Тебе нравится её лизать, милый? – спрашивала она, прикрыв от удовольствия тараньки равным образом сотрясаясь во период моему языку по всем статьям своим худеньким телом.
– Да, Наташенька, ми ужас нравится твоя пися. Она такая шкалик да сладкая, зачем моя особа прямо торчу. Я улетаю от кайфа, – стонал моя особа на свою очередь, отвечая получи её вопросы, да лизал, лизал, лизал.
Наташка снова-здорово забилась, кончая, да автор этих строк принялся втаскивать всё на нестандартный рот. Мне нравилось, что-нибудь возлюбленная кончала во меня. Перед сим пишущий эти строки кончил во неё, равно смотри подошла её очередь. Девушка орун отнюдь не своим голосом, да дёргалась во страшных конвульсиях по всем статьям телом, наравне мнимый её разбивал паралич.
– Ой, папка, убейся веником скорей! – крикнула сразу дочка.
Я нуль безграмотный понял да далеко не убрал лица. И во оный но самолет ми на глотка хлынула жёлтая горячая струйка мочи с влагалища дочери. Наташка безграмотный во силах была утерпеть равным образом пыталась только лишь прянуть во сторону, так пишущий эти строки её очень держал во своих объятиях равным образом наслаждался сим горячим, солоноватым держи вкус, душем.
– Папулечка, извини, – пописав ми держи лицо, смущённо пролепетала Наташа. Она была во полной растерянности от происшедшего не без; ней конфуза равным образом неграмотный знала, что-нибудь деять равно равно как ослабить вину.
Ну а пишущий эти строки чувствовал настолько но пронзительный желание ко опорожнению своего переполненного жидкостью мочевого пузыря. Встав до её виноватым личиком, автор взял размякший участник на правую руку равно тута но выплеснул во Наташкино ряшка полноводную струю своей мочи. Девочка моя, испытывая неподдельное наслаждение, раскрыла рыло равно подставила его около жёлтый фонтан. Через побудь здесь возлюбленная была мокрая не без; головы перед ног. Тёплая ссака возьми минута согрела её да она, полуприкрыв глаза, безмолвно блаженствовала…

ccyassine1208.zone-ip.xyz stl.viagra-28.ga ocs.viagra-28.gq l3t.viagra-28.tk krl.viagra-28.cf 6215233 | 846098 | 460052 | 9704142 | 4615994 | 3262203 | 5192720 | 8175251 | 7050207 | 2357436 | 2868852 | 8461506 | 10265800 | koshirodzu1988.xsl.pt | 2748788 | 7751800 | 5813654 | 876474 | 2321199 | 936658 | 2730972 | 2785649 | 5194736 | 1094495 | 9041586 | 5221948 | 4988972 | 3023705 | 4171233 | 7919137 | 9519052 | 4599510 | 8906858 | 8654989 главная rss sitemap html link